Екатерина Рогова: моя «фишка» — раскрыть тембр голоса у солиста

От ученицы до педагога

— Екатерина, у вас были замечательные учителя: Лев Лещенко, Иосиф Кобзон, Гелена Великанова. Насколько обогатило вас духовно и творчески общение с ними?

— Очень обогатило, мне повезло, что я застала эту плеяду артистов. Каждое имя — это целая вселенная! А ещё у меня был замечательный педагог по вокалу Юрий Иванович Олизаров, к сожалению, он уже умер. Были и другие педагоги — я очень благодарна и Ларисе Михайловне Коваль… Я  училась, когда не было коммерческой составляющей, у нас было шесть человек на курсе, приезжали со всей страны поступать. Сейчас есть коммерческое отделение и всего 2-3 бюджетных места, на которые попасть крайне сложно.

Я счастлива, что с первого захода попала в Гнесинскую академию. До этого я училась в Гнесинском училище, получила образование как руководитель народного хора. Ещё у меня была музыкальная школа, а до неё были кружки, то есть мама меня с 5 лет в это внедряла.

— Вам это нравилось в детстве или хотелось погулять, с другими детьми поиграть?

— Я с этим сталкиваюсь практически каждый день. У меня студия вокала, и ко мне постоянно приходят мамочки с детками: «Мы сейчас посмотрим, понравилось ли Машеньке. Если понравилось, то будем заниматься». Я говорю: «А причём тут Машенька? А вы как сами-то настроены?» Машеньке надо, чтобы ей конфетку дали и попрыгали перед ней массовики-затейники. Тогда она с удовольствием будет ходить в студию.

Кстати, мой сын окончил музыкальную школу. Бедненький, как ему было тяжело, когда все дети гуляли, а он гигантские произведения Бетховена учил, это адский труд.

Я, как и все дети, не хотела заниматься, у нас были такие разборки с мамой с детства. До сих пор мы вспоминаем, как мама сидит за фортепиано и говорит: «Катенька, это нота «соль». Повтори, пожалуйста, какая это нота?» Я говорю: «Не знаю». Она: «Катенька, слушай внимательно. Это нота «соль». Я говорю: «Не знаю». Мама, бедная, меня держала буквально за волосы. Прибегал папа на крик и нас разнимал.

Читайте также:  Поэт-песенник Евгений Муравьёв: у шоу-бизнеса радужная картинка только по одну сторону экрана

Конечно, я говорила: «Почему все дети гуляют, а я не гуляю?» Но слушалась маму, потому что один из педагогов сказала, когда мне было лет шесть: «Какая она у вас талантливая. Даже останавливаясь, она чётко знает, где надо вступить». Мама поверила в меня и меня вела, как бы тяжело ни было. Лет в 12-13 отвели в Гнесинское училище на прослушивание, и я там произвела фурор. На любое отделение меня брали. Окончив училище на народном отделении, я выбрала эстрадно-джазовый вокал. Никогда не пела на английском языке, но надо было выучить:

  • Лайзу Миннели,
  • Фрэнка Синатру.

Я их выучила и на общем кастинге попала в шикарный коллектив, и с первого захода попала на кафедру, где Кобзон был главным.

Плюс я начала сочинять песни. Меня заметил Юрий Саульский на конкурсе композиторов, где я стала лауреатом. Мне было лет 18-19, я подала свою песню на стихи Есенина, и после этого началась моя композиторская деятельность.

— Как научить ребенка петь? Есть технические приёмы?

— Да, конечно. Зависит от того, в каком стиле ребенок поёт. Я чувствую, к чему склонен каждый голос. Это не каждый педагог может определить. Моя фишка — я очень чувствую тембры. Некоторые могут чистенько спеть, импровизацию пустить, но именно тембра, красоты голоса нет.

Читайте также:  Николай Бурляев: в области культуры и искусства нужна цензура

Поэтому я всегда вытаскиваю тембр в первую очередь. Его изюминку, харизму, чтобы он был богатый, красивый, где-то с «песочком», где-то с придыханием, где-то мог звонко спеть.

Как поставить голос? Желание родителей, желание ребёнка, чтобы он слушался, и обязательно нужен контакт. Чтобы педагог был авторитетом, кумиром, чтобы ребёнок понимал, что педагог говорит правильно. Ещё терпение, желание огромное, труд. И талант должен присутствовать, зерно.

— Говорят, что музыка лечит душу, окрыляет. Если человек музыкой стал заниматься — у него какие-то изменения происходят в душе?

— Если он музыку чувствует, то конечно. Но не на каждого человека влияет музыка. Это особенные, творческие люди. Я всё время думаю: как же мне повезло, что у меня есть музыка, и я этим живу.

Молодёжный мюзикл о связи поколений

— Вы написали патриотический молодёжный мюзикл «День — R». Там молодые ребята переносятся во времени, попадают в разные эпохи. Что толкнуло вас написать этот мюзикл?

— Я хотела затронуть проблему соцсетей — TikTok, Instagram, блогеры, которые популяризируют песни. Для детей количество подписчиков — это качество человека. В сценарии отражён момент, когда девочки друг с другом спорят, и одна говорит: «Самое главное — сколько подписчиков в Instagram, сколько лайков». В этом конфликте один мальчик умный, правильный; второй мажор, для которого важны:

  • деньги,
  • Instagram,
  • лайки.

Мы их сталкиваем, окунаем в определённые события — трогательные и трагические.

Они погружаются в период Великой Отечественной войны, блокады Ленинграда, чумы. Смысл в том, чтобы они увидели, что в жизни не только праздники и лайки, что есть страдания, поддержка, любовь, дружба.

Читайте также:  Поэт-песенник Евгений Муравьёв: у шоу-бизнеса радужная картинка только по одну сторону экрана

Есть исторические моменты. А какая пропаганда в TikTok! И они на это ведутся, потому что для них это основная инстанция правды.

За счёт музыки я постаралась, чтобы это было глубоко, сильно. Мальчик, который говорил: «Какая война? Какой дед? Зачем это всё нужно?», в конце совершенно меняется. Он слушает арию Ольги, которая поёт: «А будут ли люди помнить своих отцов?» Рушится его мир, и он поёт арию «А может, что-то не так со мной?» То есть раньше свет огней его манил, а сейчас какой в нём смысл? В итоге он начинает перечитывать военные письма дедушкины, показывает своим друзьям.

Они теряют телефоны, без которых жить не могут, буквально в зверей превращаются: «Отдай мой iPhone, отдай!». В конце они возвращаются, берут свои телефоны и звонят родителям.

Это самая сильная сцена: «Папы, мамы, с нами всё хорошо! Мы здесь! Я тебе столько всего должен рассказать! Я многое понял! Папа, папа, я должен обязательно тебя сейчас увидеть!»

Эта сцена — связь поколений. Они понимают, насколько им нужны родители.

За счёт музыки я пытаюсь, чтобы это было молодёжно, интересно, чтобы эти песни популярны были вне мюзикла тоже. Уникальность нашего проекта заключается в широте охвата зрительской аудитории — помимо концертного зала, где будет поставлен мюзикл, с помощью онлайн-трансляции мы планируем охватить не менее одного миллиона юных зрителей! Мы — это наша команда:  автор либретто  Ольга Сердцева, режиссёр-сценарист Сергей Кожаев, хореограф  Екатерина Щукина, педагог по вокалу Ксения Орлова и многие другие. 

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:
В театре Армии - "Театр Звезда"
Ирина Алферова в премьере Театра школы современной пьесы
Китайскую актрису оштрафовали на 70 млн долларов
Хиты 90-х впервые прозвучат в исполнении симфонического оркестра и хора
"Богиня" Троцкого и другие русские пиратки
Орбакайте поделилась одним из последних фото Галины Волчек
Эдуард Бояков подписал новый контракт с МХАТ на пять лет
Искусствовед: в Голландии и сейчас есть ощущение, что ходишь по картине XVII века

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *