Почему несистемная оппозиция так боится проверки подписей избирателей

Это выглядело бы как классическое «слово против слова», если бы не одно большое «но». Те самые подписи. Почему-то у одних кандидатов они оказываются вполне достойными, а у других — явная рисовка.

Некоторые эксперты говорят о том, что Мосгоризбиркому в условиях непрерывного пропагандистского давления — а ведь предупреждать о том, что «наши подписи не примут» кандидаты-навальнисты начали чуть ли не в первый день сбора — следовало выбрать политику большей открытости. Но не следует забывать, что речь идет о персональных данных, за которыми так активно гоняются мошенники. Зная фамилию-имя-отчество, адрес, дату рождения и паспортные данные, опытные мошенники могут попытаться взять кредит в не особо чистоплотной микрокредитной организации, и потом к ничего не знающему человеку придут коллекторы из фирмы брата Дмитрия Гудкова. Можно попытаться получить доступ к банковскому счету и даже лишить человека квартиры.

Пожалуй, в условиях цифровой революции следует рассмотреть возможность отказа от этой явно устаревшей и опасной технологии подтверждения состоятельности кандидатов. Возможно, это должен быть залог, который не возвращается, если кандидат набирает менее определенного процента голосов. Размер залога должен составлять приблизительно стоимость сбора подписей — то есть 2-3 миллиона рублей. Возможно, следует использовать современные технологии — аккаунт на сайте «Госуслуги» сейчас есть даже у пенсионеров, поэтому можно ввести электронные подписи — их сложнее сфальсифицировать и легче проверить.

Читайте также:  КС обязал региональные власти обеспечить жильем жертв репрессий

Но ввести новые правила сможет только новая Мосгордума, или даже Государственная Дума, а федеральные законы такой важности быстро не разрабатываются и не принимаются.

Поэтому нынешние выборы должны пройти в полном соответствии с действующими правилами, по которым кандидаты должны представить по три процента настояших подписей избирателей своего округа.

Судя по тому, что жалуются только представители несистемной оппозиции, которая потому и несистемная, что не способна ни на одних выборах набрать достаточное число голосов, чтобы пройти в федеральный или хотя бы региональный парламент, дело все-таки не в излишних придирках, а в качестве подписей.

Нет ничего удивительного в том, что люди не хотят подписываться за незнакомых им кандидатов, или наоборот, за тех, кого они знают слишком хорошо — как, например, Илью Яшина, который не выполнил большинство своих предвыборных обещаний на муниципальных выборах в 2017 году. К тому же многие люди просто не понимают, как может быть оппозиционер муниципальным чиновником, то есть, по сути, винтиком в машине московской власти. Когда винтик выступает против машины, это, конечно, смело, но избирателям это просто-напросто непонятно.

Читайте также:  Организация по запрещению химического оружия уличена в искажении фактов

То же самое с Дмитрием Гудковым — он бывший депутат Госдумы, в которую был избран по спискам вполне лояльной к власти «Справедливой России». А теперь — яростный борец за всё хорошее против всего плохого.

Проверка продолжается, и пока рано предполагать, кто из кандидатов будет допущен к выборам, а кто останется за бортом избирательной кампании. Но судя по той панике, которая царит в лагере несистемной оппозиции, они сами отлично знают истинную цену своим подписям.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:
Названы условия, при которых Россия будет соблюдать договор о РСМД
"Надо задуматься": России предложили жить как в во время войны
Запасной трон: как Тулеев останется губернатором после отставки
Цензура докатилась до Владимира Путина
Полиция проверяет информацию о подделке подписей в "Партии Роста"
Среди подписей 22 кандидатов в МГД нашли почти 340 "мертвых душ"
Памфилова назвала неприемлемым шантаж ЦИК с помощью митингов
Депутату ГД от КПРФ понравилась идея создания музея достижений ГУЛАГа

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *