Бабченко: «убийства» избежал, но попал в заключение

Фото: личное фото со страницы Аркадия Бабченко на facebook.com

Он ведет весьма активную жизнь в соцсетях, хотя с момента «покушения» его жизнь существенно изменилась.

«Мне сейчас нельзя ничего. Я не могу выйти на улицу, я не могу встретиться с кем хочу, я не могу поехать куда хочу, я не могу делать, что захочу. Я не могу не то, что пойти в кафе посидеть с друзьями, — я не могу даже выйти в магазин. Еду мне привозят. Каждый выход в город — это спецоперация. Каждая встреча — где-то в закрытом помещении, оговоренном заранее, лучше в охраняемом месте. План пребывания в этом месте разрабатывается заранее. Встречи возможны только с небольшим количеством людей», — скулит Бабченко.

В бункере он, правда, не один: «У нас нет ничего. Вот вообще ничего. Семью эвакуировали из России за день до часа Д, потому что сообщать дату пришлось, естественно, по телефону, а там-то телефоны слушались однозначно, и надо было оставить минимальный временной люфт, чтобы тупо не успели задержать на границе, и теперь у нас есть только то, что поместилось в машину за одну ходку. Три чемодана вещей. Квартира, гараж, шмотки, видеокамера импортная, три штуки, — все осталось там. У меня сейчас государственное всё. Даже вилки. На табуретке, на которой я пишу это пост, стоит инвентаризационный номер», — жалуется Бабченко.

При этом «журналист» остался без работы и без денег, сидит с семьей в бункере. Пытался продать интервью с собой за 50 тысяч долларов, но дураков не нашлось.

Немецкому журналисту Борису Райтшустеру все-таки удалось встретиться на конспиративной явке с Аркадием. Свои впечатления он описал в Huffington Post Deutschland. «Ветеран войны» (так Борис назвал Бабченко) показался ему бессильным, истощенным и тревожным.

Читайте также:  ООН: смертность от СПИДа в мире сократилась на 33% за 8 лет

Райтшустеру «воскресший» рассказал, что у него выбора не было: мол, если бы не согласился сотрудничать с СБУ, то его бы застрелили по-настоящему. Но кто бы это сделал и с какой целью? Украинские чекисты убедили его, что только инсценировкой убийства можно выманить заказчика и предотвратить печальный для него исход.

После этой тайной беседы с «живым трупом» немецкий корреспондент сделал любопытные выводы: «Власти в Киеве пока плохо удается правдоподобно представить свою версию, то есть что инсценировка убийства была необходима для предотвращения дальнейших преступлений, и что только так можно было защитить Бабченко, и что к делу причастен Кремль. Ясно пока только то, что ничего не ясно. И что журналисты, такие как Бабченко и Муждабаев, являются жертвами — пешками в шахматной игре, в которой вряд ли можно понять, кто какими фигурами ходит».

И сам виновник всей этой шумной истории находится в мрачном расположении духа и давит слезу на своей странице в Facebook: «Моя жизнь в очередной раз сломана полностью. Я совершенно не представляю, что дальше. Где я буду дальше жить, как я буду дальше жить, как будет жить мой ребенок, в какую школу он будет ходить, сможет ли он просто выйти погулять на улицу без взвода автоматчиков. Ничего не закончилось. Понимаете? Ничего еще не закончилось».

А тем временем шеф СБУ Василий Грицак продолжает стричь купоны с придуманной им операции, сделавшей его (и подельника — генпрокурора Юрия Луценко) всемирным посмешищем. Но это его никак не смущает.

Сначала сценаристы шоу по раскрытию «операции ФСБ» объявили, что в «расстрельном списке имени Бабченко» 30 жертв, но затем (буквально через день) по неизвестной причине количество фигурантов «на заклание» стало расти и достигло 47 (хотя позже делались попытки и дальше его расширять). Понятно, что мало кто (в том числе и некоторые участники жертвенного реестра) без юмора и/или сарказма воспринимали данный перечень, который по всем признакам составляли вовсе не в Москве, а в Киеве.

Читайте также:  "Про.Этикет": букет на столе Путина и Трампа имеет особый смысл

И да, присутствующие в «списке Бабченко» журналисты (кроме пары-тройки человек) таковыми фактически не являются: все прочие — это блогеры, политики, а порой и вовсе не понятно, «кто все эти люди». Поначалу полностью открестившаяся от опубликованного сайтом «Страна.ua» списка 47 «жертв» СБУ позже резко передумала и даже завела еще одно (уже шестое) уголовное дело против этого СМИ именно за обнародование этого реестра. Ну и не спрашивайте меня, почему в «списке Бабченко» нет его самого — это государственная украинская тайна.

Так зачем это было сделано и сказано? Да поводов даже на поверхности заметно несколько.

1. Украинские как бы чекисты (в первую очередь — их бравый шеф) продемонстрировали свою боеспособность: ведь они «не проспали» операцию — вовремя раскрыли «кремлевский заговор» и «предотвратили» уничтожение полсотни людей.

2. Все, кто оказался в «списке Бабченко», получили почетное звание «личный враг Кремля» со всеми вытекающими последствиями. Причем, как говорил товарищ Саахов, отказываться нельзя: статус пожизненный и обжалованию не подлежит.

3. Потенциальных «жертв Кремля» по одному пригласили на профилактическо-разъяснительную беседу в кабинеты СБУ. Там вместе с предложением охранять от киллеров ФСБ им популярно объяснили, что они автоматически вступили в ряды «порохоботов», то есть отныне являются ярыми сторонниками действующей власти. И, соответственно, не имеют морального (и прочего впрочем тоже) права негативно или критически писать/говорить о президенте, генпрокуроре, шефе СБУ.

4. Вполне логично предположить, что данная операция по «спасению» Бабченко является прологом к предстоящими в марте (или досрочным) президентским выборам. Таким нехитрым образом производится ограничение той «неслыханной свободы слова», о которой не устает говорить Петр Алексеевич. Ибо под предлогом заботы о безопасности «бабченковцев», можно за ними (и не только) практически открыто следить.

Читайте также:  Дер Ляйен отблагодарит Венгрию и Польшу за избрание главой Еврокомиссии

5. Теперь, если не дай Бог, что-то случится с фигурантом «списка Бабченко», то виновного и искать не надо — им тут же будет объявлен Кремль с воплем: «А мы же предупреждали!»

А что же ждет самого «великого журналиста»? По всей видимости, он находится в глубокой депрессии: из России сбежал, а на Украине фактически находится в заключении. И поэтому внезапно он нашел неожиданный выход — предложил сменять шило на мыло: «Слушайте, товарищи чекисты, ну вот что вы мозги клюете? Вы не знаете, как меня достать, и не знаете, как освободиться от Сенцова. Ну, давайте так — я готов обменять себя на Сенцова. Вы выпускаете Олега, еще те 60 человек, за свободу которых он голодает, выпускаете всех крымских татар, выпускаете всех российских политзаключенных — Стомахина, арестованного за мой репост Третьякова, Корба, Дмитриева, Калиниченко, всех-всех-всех. Там же не много получится, человек 300 всего. А я к вам еду под белы рученьки, и можете удовлетворять свою ненависть сколько угодно — п***дить, пытать, засовывать горящие тряпки в противогаз, связывать ласточкой, накидывать провода на зубы. Олег готов умереть за свободу других, ну, я готов сесть за его жизнь».

Понятно, что предложение Бабченко неискренне и, главное, невыполнимо. Зачем же он его сделал? Наверное, хотел снова напомнить о себе: мол, посмотрите, как невыносимо живется «борцу» за… А за что он борется — лично я не понимаю.

Читайте также:

Названы истинные цели «убийства» Бабченко

Почему Бабченко все еще гражданин России?

Все подробности: Убийство Бабченко — казнь или…

Глава Пентагона попросит страны НАТО об объединении сил против общего врага

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:
Что Лавров рассказал о позорном Майдане и беспрецедентной русофобии
На Украине рассказали, как пугали США бегством сотрудников "Южмаша" в Иран и КНДР
От греха: Мэй испугалась восстания в Лондоне из-за Трампа
СМИ: вернувшихся из России конгрессменов встретили насмешками
Путин и Нетаньяху вдвоем поделили Сирию
Как из Молдавии сделали пуделя, а из России - "агрессора"
Киевский стадион будет проводить экскурсии в комнату, где Порошенко сдавал анализы
Вероятный организатор терактов 9/11 согласился на сделку с США

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *