Цензура кровожадно съедает Россию

Фото: Fotodom.ru/DP

Ну вот вам первый пример. Одно из интернет-изданий опубликовало анализ того, почему произошла вспышка межнационального конфликта в одной из республик в составе России. Опросили пострадавших, причастных, участкового, старейшин. Сделали вывод: в регионе плохо работает правоохранительная система, профилактика подобных конфликтов, отсутствует вменяемый прокурорский надзор. Вполне себе качественная публикация официального зарегистрированного федерального средства массовой информации. Ее анализ помог бы руководству республики исключить что-либо подобное в будущем.

Но вот что происходит дальше: прокурор, деятельность которого в публикации была названа не эффективной, подаёт в местный суд иск, требуя признать статью разжигающей межнациональные отношения. Суд, никак не уведомляя редакцию издания, удовлетворяет прокурорское требование. Оно вступает в законную силу, далее направляется в Роскомнадзор, который общение с изданиями, им самим зарегистрированными, считает ниже своего достоинства. Роскомнадзор пишет требование к провайдерам издания: если в трехдневный срок не будет удалена статья по такому-то адресу, ресурс должен быть заблокирован.

Voi la: статья уничтожена судейским решением по просьбе критикуемого лица.

Или другой пример, который произошёл уже с «Правдой.Ру». Приходит к нам как-то аналогичное письмо от провайдера об аналогичном требовании Роскомнадзора. Уничтожить предписано заметку от 2001-го, кажется, года, в которой наш корреспондент обрушился с критикой на завоз в Россию литературы о сексе для детей. Судебное заседание состоялось то ли в Архангельске, то в Мурманске, сейчас уж и не помню (а если даже и помню, то не скажу — потом объясню, почему). Никто на суд нас не приглашал, хотя выходные данные издания указаны, в соответствии с законом на каждой странице «Правды.Ру». Решения нам не присылалось: добыли его сами кое-как. Выяснилось, что запрещается архивная заметка, о которой все давно забыли, из-за неприличного названия книги для детей, которое мы не могли не процитировать — читатели бы не узнали, о чем речь.

Читайте также:  Как может распасться Россия

Обжаловать судебный акт мы не можем: несколько месяцев, как вышли все возможные сроки обжалования. Остается только подчиниться. Ну ок, выполнили. Каково же было мое удивление, когда мне кто-то рассказал, что книгу именно с этим названием видел на одном из прилавков магазина.

То есть, вы понимаете? Издатели, скорей всего, «дали на лапу» прокурору, тот пошёл в суд, запретил критику продукции, которая предназначалась для распространения в будущем. Чтоб родители, если будут приобретать ее, скажем, в интернет-магазине, не нашли случайно в поисковике критику этой книги.

Таких историй — полным полно. Судебная машина бездумным шальным катком занимается прямым и откровенным цензурированием средств массовой информации в интересах заинтересованных лиц. При этом сами СМИ, местонахождение которых суд легко может определить по выходным данных скриншотов страниц, лишены права на судебную защиту.

Повторюсь: таких дел тысячи, десятки тысяч уже. Критика товаров, услуг, продукции, действий должностных лиц рассматривается двумя лицами: заинтересованным прокурором и судьей без оповещения кого бы то ни было.

Здравствуй, папа, Новый год! Уже несколько лет подряд в стране на систематической основе нарушаются конституционные принципы, являющиеся одними из базовых: запрет на цензуру, равноправие всех перед судом, право на защиту.

По поводу таких массовых дел Верховный суд обычно выпускает рекомендации, обзор практики и т. д. Здесь — полная тишина.

Уважаемый председатель Верховного суда Вячеслав Михайлович Лебедев! Как вы думаете, если конституционные принципы нарушаются в подведомственных вам судах, не подставляете ли вы этими систематическими нарушениями гаранта Конституции? Согласитесь, в этих вопросах — область абсолютной вашей ответственности.

Читайте также:  Медведев: cанкции подорвут отношения России и США на десятки лет

Уважаемый генеральный прокурор Юрий Яковлевич Чайка! Не кажется ли вам, что во многих аналогичных случаях весьма высока может быть коррупционная составляющая? Ведь давайте подумаем вместе: с чего прокурору из Архангельска или Магадана рыться в архивах интернет-издания, перебирать все его заметки, чтобы найти в начале нулевых информацию об определенной книге и подать против этой заметки иск в суд по поводу цитирования ее заголовка? При этом однако не подавая иска о запрещении распространения самой книги с этим же заголовком?

Уважаемый руководитель Роскомнадзора Александр Александрович Жаров! Я уже писал неоднократно о выписанных вашим ведомством «Правде.Ру» трех предупреждениях из-за того, что в критических статьях о «Правом секторе» наши корреспонденты не упомянули, что он запрещен на территории России, с которыми ваши подчиненные обратились в суд. Я не оспариваю, нет: не упомянули. Но объясните мне, пожалуйста, почему я с легкостью нахожу через поисковики любую идеологическую литературу этой запрещенной Минюстом России организации. Ведь если посмотреть непредвзято, то: вы нас предупреждаете за критические тексты о запрещенной в России организации, но — по сути — поддерживаете распространение ее идеологии среди граждан России, отказываясь применять имеющиеся у вашего ведомства надзорные функции.

В заголовок я вынес тему поедания цензурой средств массовой информации, поскольку в российских судах ее уже несколько лет судят как бессловесный скот. Но проблема-то, согласитесь, шире. В целом ее можно было бы описать как наплевательское отношение к Основному закону страны на некоторых самых высоких уровнях. Ну и о том, как критика товаров, продукции, услуг, действий чиновников у нас постепенно становится экстремизмом.

Читайте также:  США сняли секретный "щит Москвы" - систему ПВО А-235

Да, я обещал сказать, почему я не стал бы упоминать судей и прокуроров по упомянутым в начале делам. Боязно становится это делать. Потому что там могут принять любые решения, которые доведут до нашего сведения спустя месяцы, когда у нас не будет даже возможности их обжаловать. И у них будет сила закона Российской Федерации! Хотя все мы отлично представляем, как принимаются законы и как принимаются судебные решения.

Я и этот текст написал, а сам думаю: не «прилетит» ли нам предупреждение от Роскомнадзора за этот текст, поскольку упомянул ЗАПРЕЩЕННУЮ В РОССИИ ОРГАНИЗАЦИЮ «Правый сектор» без обязательной звездочки рядом.

А в принципе, вынесу завтра на обсуждение редакции вопрос о закрытии архивов «Правды.Ру» от всех, кроме сотрудников. Знаю, что по закону о средствах массовой информации мы должны сохранять архивные копии, но как это делать, если по новым законам судят за архивные публикации? Это нарушение принципа «закон обратной силы не имеет», но кто в судебной практике по этой категории дел обращает внимание на такие тонкости?

Да и закон «О СМИ», на самом деле давно не нужен. Зачем он? Достаточно оставить норму об уплате регистрационных взносов.

Читайте также:

Как проверить Роскомнадзор на вшивость?

Роскомнадзор не выполняет решение суда о запрете русофобской книги

Роскомнадзор пугает Фейсбук. А тот не боится…

Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *