Белорусский бизнес недоволен Россией

Как искать компромиссы? Возможно ли разрешить накопившиеся разногласия? Об этом «Правде.Ру» с точки зрения бизнеса рассказал член Президентского совета по развитию предпринимательства Белоруссии Ярослав Романчук.

— Что можно сделать в нынешней ситуации? Как проблемы в наших отношениях видятся со стороны белорусского бизнеса?

— И мы, и вы имеем полное суверенное право проводить свою политику. Белоруссия сохранила, к сожалению, многие элементы централизованной социалистической экономики, но должна понимать, что есть условия рынка.

В то же время как мы можем требовать равноправных отношений от российских компаний по газу, по нефти, если Белоруссию не пускают в режим добычи нефти в России? Ведь мы не можем купить ни одной из скважин — почему?

Если это могут делать российские граждане, почему такого нельзя сделать для белорусов? Просто если у нас есть рынок нефти и газа, тогда белорусские компании, государственные и частные, могут заниматься, собственно, не только тем, что «давайте мы купим у вас газ, нефть, сырье». Мы можем тоже добывать, сами выстраивать бизнес на российских условиях.

Сейчас же очень большую долю от выгоды нефтяных поставок в Белоруссию занимает российская доля. Наши российские коллеги, оценивая выгоды Белоруссии, делают большую методологическую ошибку, приписывая сто процентов маржи белорусам. На самом же деле 70 процентов — это маржа российских поставщиков нефти на белорусские НПЗ. Белоруссия не потянет 22 миллиона тонн, которые мы получаем, это совершенно очевидно.

Читайте также:  Авиакомпанию Utair захотели обанкротить из-за долга в 307 тыс. руб.

Этот объем делится на не равных с Россией долях в пользу российских нефтяных компаний. Столько времени этот режим сохранялся только потому, что в этом были заинтересованы как раз российские нефтяные компании. Сегодня же у вас внутри рынка пошел передел в пользу нефти тех компаний, которые добывают, а не тех, которые торгуют и перерабатывают в России. Это очень важный момент.

То же самое в отношении другого камня преткновения, это так называемый санкцион. В России считают, что белорусы организовали схемы, завалили российский рынок «санкционкой». На самом деле, есть где-то компании, которые являются партнерами российских бизнесов. Эти все компании были недовольны. Полгода назад вышла статья с указанием названий учредителей, в том числе и белорусских.

Белорусский «Белтаможсервис» фигурировал там как структура, которая много всего сделала. Но, опять же, львиную долю прибыли получают российские оптовики, компании, которые все это дело организовали. И я в этом плане солидарен с Александром Лукашенко, который в конце прошедшего года сказал о том, что да, мы это поставляем, но львиная доля этих поставок так или иначе координируется московскими начальниками.

Какие к нам претензии, слушайте? Ваши же чиновники и бизнесмены сами организуют это на территории Белоруссии, а потом опять сваливают на нас. Приписывать весь этот торгово-товарный бандитизм белорусским компаниям и, тем более, руководству некорректно.

Читайте также:  Точка роста для спорта и туризма: в Сочи стартовал экономический форум

— Это такой коррупционный большой бизнес…

— Ваша и наша беда заключается в том, что у нас есть коррупция. И в Белоруссии, и в России есть куча способов документально обойти законодательство, чтобы таможня ничего не знала. Едет транзитный груз через Белоруссию и Россию, например, в Казахстан. Можно по пути переклеить этикетки и направить этот товар куда угодно. Понятно, что это незаконно.

Но такое часто бывает. Я подозреваю, что и во всех портах России, во всех пунктах ввоза на территорию России это происходит. А потом такой негатив почему-то выливается на Белоруссию. Хотя таможня Белоруссии работает гораздо более ответственно, чем таможенные посты других стран СНГ, в которых я был.

— Чтобы решать эти проблемы, чтобы Белоруссия могла влиять на нефтяные дела, нужно создавать политическое ядро Союзного государства. Но почему-то ваш президент категорически против. Он впадает каждый раз в истерику, говорит: «Нас Россия поглощает». Ему не понятно, почему Россия хочет политической настройки. Почему мы к этому не движемся? С 1999 года уже 20 лет прошло.

Читайте также:  Китай занял первое место по иностранным вложениям России

— Я считаю, что многие вещи в наших отношениях были поставлены с ног на голову. В 2002 году я в Думе имел возможность представить свою модель интеграции Белоруссии и России, где мы бы пошагово двигались к общей целям, формируя доверие друг к другу, а не превращая отношения в разборки между олигархами и монополистами.

И здесь тоже важен вопрос конкретно таможенного оформления, вопрос таможенной политики. Россия, опять-таки, проявляет формальные признаки и самостоятельно вводит санкции на товары из европейских стран. В Таможенном союзе она должна была добиться согласия Казахстана, Белоруссии, Киргизии, Армении, для того чтобы это была единая позиция. Такого не было сделано.

— То есть Россия даже не добивалась этого, это и не обсуждала, просто ввела и все?

— Вы просыпаетесь, а у вас режим торговли поменялся. А как это так, слушайте? Мы же в каком-то режиме торговли находимся, и вы не можете внешний режим торговли менять, как вам захотелось или не захотелось, будь то политическое руководство либо какие-то лоббисты…

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

Россия и Белоруссия — вместе в тупик разногласий?

Прощай, «голодная» Россия: Белоруссия уйдет на Запад

Будет ли Россия присоединять Белоруссию

Додон не даст отозвать посла Молдавии из России

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *