Покупка криптовалюты – не повод блокировать карту

Банк России разделяет сделки на нестандарные и подозрительные. Нестандартные сделки — это вполне законные, но сложные сделки, например, поэтапный выкуп долей квартиры или компании, последовательная цепочка исполнения договоров между людьми или компаниями, оплата частично из-за границы и т. д. И в этом случае банк не имеет права блокировать счет, а лишь должен запросить дополнительную информацию по связанным сделкам. То есть проведение платежа происходит с дополнительным голосовым подтверждением сотрудника банка. «Подозрительными называются все сделки, при проведении которых возникают риски, что человек или компания сотрудничает с людьми или компаниями, которые были замечены в недобросовестной деятельности (а порой и незаконной). Это процедура на финансовом языке называется «знай своего клиента» или KYC. Любой банк может заблокировать счет до выяснения природы платежа. Но это действие строго регламентируется инструкциями Банка России или банков стран юрисдикции банка, и в нем описан четкий круг критериев, по которым возникает такая необходимость. Обычно это касается торговли наркотиками, оружием, запрещенными препаратами, людьми и мошенничества. То есть в обоих случаях имеется законодательное регулирование, которое и позволяет совершать банку те или иные действия,» — сказал заведующий кафедрой регулирования деятельности финансовых институтов РАНХИГС Александр Турбанов.

Что же касается операций с криптовалютами, то, поскольку регулирования данного актива находится в начальной стадии и, фактически, операции с ними не подлежат регулированию банков и платежных систем. При этом сами криптовалюты — абсолютно законный актив, которым, в соответствии с Гражданским кодексом, каждый владелец может распоряжаться на свое усмотрение. Для проработки примера сравним его с… Порше 1932 года.

Представим, что в наследство получен дом, в гараже которого нашелся такой автомобиль. Он не подлежит регулированию как транспортное средство — этот статус он утратил уже давно. Он может быть даже не зарегистрирован как актив, но наследник хочет его продать и перевести в денежный эквивалент. Для этого новый владелец пойдет смотреть на интернет-площадках по торговле раритетными авто примерную цену. Далее, чтобы выправить документы, он на основании VIN номеров сделает запрос производителю и получить информацию по автомобилю. Именно по VIN производитель скажет, все ли детали на месте и не были ли заменены, а также может установить как минимум первого покупателя машины. Таким актив будет идентифицирован и атрибутирован и может быть подготовлен к продаже.

Читайте также:  Бизнес-класс занимает половину малоэтажных проектов Москвы

Примерно те же формальные действия, только соврешенно на другой скорости, производит система оценки любого криптоактива. Коины несут в себе запись о том, как и когда они были намайнены, поэтому проверить их подлинность можно. Майнеры не занимаются противозаконной деятельностью, более того, они для того, чтобы добыть монеты совершили ряд прозрачных и понятных действий. Для того, чтобы законно майнить надо приобрести оборудование и оплатить электричество. При приобретении оборудования уплачивается налог и таможенные сборы, поскольку оборудование импортное. Далее он плати за электричество по установленному в его регионе тарифу. То есть от процесса формирования монет выгоду в определенной степени получает государство. Принимая оплату от майнера государство фактически признает актив законным.

Далее каждый майнер проходит процедуру вхождения в систему майнинга, иначе его монеты не будут учитываться в общей системе и никому не будут нужны. То есть компании, предоставляющие доступ в систему, также проводят идентификацию пользователей. Эта информация не является открытой и анонимна для других пользователей, но отследить, что кто-то под определенным ником намайнил 10 биткоинов система в состоянии. Таким образом майнер не может выставить на продажу от одного ника более того, что он намайнил. Его покупки также будут отражаться в системе записей и будет видно сколько он продает «своих», а сколько «вторичных» монет. Поэтому если какой-то банк видит сделку на покупку криптовалют, то скорее должен запросить дополнительной информации от сторон в сделке, нежели блокировать карту и счет. Поскольку в таком случае покупатель и продавец могут упустить свою идеальную сделку, а возмещать упущенную выгоду им банк не будет. Криптомонета — вне юрисдикции.

Банк же не будет блокировать карту или счет, если клиент платит или получает деньги за Порше 1932 года в размере 100 тыс. евро. Просто выступит как налоговый агент и направит 13% от дохода в пользу государства. Хотя, конечно, не каждый день покупают раритетные машины и для менеджера банка увидеть такую сделку — большая жизненная удача. Порше, в отличие от криптовалют, больше не становится. Поэтому сделки с криптовалютами со временем могут перейти в раздел — «текучка».

Читайте также:  Количество сделок по ипотеке резко возросло

Но пока до этого далеко. «Сотрудники банков часто перестраховываются и блокируют карты и счета по сделкам с криптовалютой просто потому, что нет инструкции ЦБ как с этим работать. Юридическая природа актива не определена, поэтому возникает замешательство. И в тиле «от греха подальше», банки блокируют сделки своих клиентов. Но на самом деле и электронные кошельки существуют не первый десяток лет, и криптовалютам уже не 1 год, поэтому проследить путь денег и активов всегда можно. В мире есть много примеров по тому, куда надо двигаться,» — говорит Андрей Плотников управляющий партнер Custodian.

С точки зрения европейского регулирования, если человек «намайнил» криптовалюту и хочет ее продать, то ничего нелегального в этом нет. При условии, что он платит за электричество, которое использует и может доказать, что это именно он намайнил эти деньги. «Существует процедура KYC (Know your clients) позволяющая проверить и подтвердить легальность средств и источник их происхождения. Для регулятора важно, что бы все операции и сделки происходящие в криптосреде были прозрачные и не служили инструментов для отмывания нелегальных доходов. Если кто-то хочет продать биткоины, что бы купить машину, то для обмена он может использовать биржу напрямую, открыв там счет, брокера. Брокер сделает за него конвертацию и возьмет комиссию или договориться о сделке OTC (внебиржевой), где операция не будет отображена в биржевом стакане, а произойдёт между двумя физическими или юридическими лицами. В любом случае процедуру KYC никто не отменял и в случае с прохождением сделки (обмену крипты на фиат) через биржу или брокера процедура KYC будет проведена провайдерами услуг,» — рассказывает Екатерина Энтони, со-основатель швейцарской компании Finvestech (Цуг).

Вообще пока криптовалюту несколько проще купить, чем продать. Такой вот парадокс. Однако, если мы говорим о продаже через криптобиржу, то там также — процедуры. Аккредитация, открытие брокерского счета, проверки т. д. То есть и брокер, и биржа проводят KYC. Так они гарантируют получение активов и фиатных денег. Они действительно берут за это комиссию, но выступают «третьими сторонами» в сделке, гарантируя ее исполнение обеим сторонам. Но и при проведении любых банковских операций по приобретению активов также происходит проверка. И если активы покупаются в одной валюте, а платеж производится в другой, то идут конвертационные процедуры и биржа или брокерский дом выступают гарантом по совершению сделки. И тоже — за комиссию.

Читайте также:  Помогает ли биткоин отмывать деньги?

Если сделка проходит между двумя физическими или юридическими лицами напрямую в европейском праве, то по желанию сторон можно проверить происхождение средств и понять есть ли актив в наличии и не является ли действие мошенническим. Особенно если речь идет о больших деньгах. «В случае с электронными деньгами вероятно большое количество мошеннических операций, когда деньги для обмена будут отправлены, а вторая сторона не предоставит ключ к кошельку с биткоинами или наоборот. Для серьезных сделок обычно прибегают к помощи посредников (ESCROW агенты). То есть вы сами должны определять насколько вы хотите рисковать с точки зрения гарантией поступления средств и прозрачностью контрагента, — говорит Энтони. — Вся история с peer to peer идеологией blockchain community строиться на доверии и, попав однажды в неприятную историю с обменом, виновник этой ситуации портит себе репутацию и теряет доверие. В Швейцарии, если вы проводите то же ICO, регулятор требует, что бы каждого инвестора проверили через специальную копанию. Проверка включает подтверждение достоверности личности, его адреса, видео интервью, а в случае с большими суммами заполнение форм о происхождении денежных средств и декларации о подачи правдивых данных».

По словам Энтони даже в Швейцарии банки не очень дружественно смотрят на транзакции связанные с криптой и многие просто отказываются работать или блокируют транзакции. «В блокчейне все ходы записаны и автоматизированы. Каждый кошелек можно пробить на историю транзакций и подтвердить владельца. Банки уже начали менять правила и есть пока и небольшое количество из них, кто дружески относится к digital миру. Тут действительно уместна поговорка, улитка, когда ползет всегда оставляет след,» — делится своим опытом Энтони.

ФСБ предотвратила жуткий теракт в общественном транспорте

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *