США – Турция: проблемное партнерство

Реджеп Эрдоган оказался сильным и властным руководителем, претендующим на очень серьезную роль в регионе, и его взгляды часто не совпадали с линией Вашингтона.

Это коснулось и наиболее острого конфликта на Ближнем Востоке.

Если прежде Турция была страной с преимущественно мусульманским населением, которая поддерживала хорошие отношения с Израилем, то после прихода Эрдогана к власти поддержка Палестины со стороны Анкары существенно возросла. Это уже было существенным отличием от традиционно произраильского курса Вашингтона.

Наиболее ощутимым и заметным проявлением раздора стало обвинение турецкими властями проповедника Фетхуллаха Гюлена, живущего в Соединенных Штатах, в организации попытки государственного переворота в июле 2016 года.

Турецкие власти требовали выдачи Гюлена, утверждая, что он стоял за спиной военных заговорщиков. Соединенные Штаты эти претензии отвергли.

Но наиболее серьезным образом противоречия стали проявляться во время сирийского кризиса. Турция оказалась активным участником этого кризиса, поддерживая повстанцев-туркоманов, борющихся против правительства Башара Асада. Часть этих повстанцев так или иначе была связана с радикальными исламистскими организациями. Пока шли активные боевые действия, Сирия казалась распадающейся на части, где у каждой из великих держав будет своя сфера влияния.

Россия, как известно, поддержала законное правительство Башара Асада. Соединенные Штаты и так называемая «международная коалиция» вступили в союз с сирийскими курдами и использовали их как главную ударную вооруженную силу в борьбе с так называемым «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации). Турки же проявляли интерес к территории, населенной родственными им туркоманами.

Однако Сирийская арабская армия при поддержке российской авиации и российских сил специальных операций смогла добиться контроля над большей частью территории страны. Тем не менее значительная часть территории страны оказалась под контролем так называемого Союза демократических сил, представленного главным образом курдскими отрядами самообороны. Это была ударная сила по взятию сирийской Ракки, столицы зловещего халифата.

Курды смогли не только укрепиться в зонах своего традиционного проживания, но и расширить сферу военного контроля. С 2014 года курдские отряды самообороны YPG взаимодействовали с формированиями так называемой Свободной сирийской армии. Их обучали американские инструкторы, которые также поставляли им оружие.

Сирийские демократические силы SDF контролировали территорию на севере Сирии — от Манбиджа до границы с Ираком. В марте 2016 г. курдская администрация в трех районах в северной Сирии: Джазире, Кобане и Африне объявила о создании Федерации Северной Сирии — Рожава. Это была явная попытка развернуть над отдельными географическими районами один политический зонтик, контролируемый курдской партией Демократический союз и ее военными подразделениями YPG.

В этих условиях у некоторых курдских лидеров возникла иллюзия, что можно вернуться к Севрскому договору 1920 года, (который обещал курдам национальное государство, но позже был дезавуирован в Лoзанне в 1923 году) и попытаться создать очень большую автономию, которая превышала бы территорию традиционного расселения курдов в Сирии, а может быть, даже попытаться создать «Большой Курдистан» как независимое государство.

Очевидно, что Турция рассматривала такие планы и маневры как угрозу. Сам Реджеп Эрдоган является сторонником умеренного ислама и опасается исламских экстремистов не менее всех остальных государств на Ближнем и Среднем Востоке. Однако как террористов он рассматривает, прежде всего, Рабочую партию Курдистана, действующую на территории самой Турции. В условиях суровых репрессий эта организация много лет ведет вооруженную борьбу с переменным успехом.

Сирийская гражданская война способствовала активизации курдов на всем Ближнем и Среднем Востоке. Если в Ираке после падения режима Саддама Хусейна им удалось добиться автономии, то в Сирии они надеялись осуществить похожее явочным порядком.

Реджеп Эрдоган и Турция не могли и не хотели терпеть такую ситуацию, при которой боевые отряды курдов примыкают непосредственно к турецкой границе. В Турции считают, что между подразделениями YPG и PKK — РПК — (Рабочая партия Курдистана) существует перетекание кадров, обмен вооружением, взаимная помощь и так далее. Этого Эрдоган никак не мог допустить.

Дело в том, что самих курдов на территории Турции проживает порядка 15 миллионов по самым скромным оценкам, а это едва ли не 20% населения самой Турции. И если курдский вопрос встанет в Турции в полный рост, это грозит территориальной целостности самого турецкого государства. И потому, желая сокрушить сирийских курдов военной силой и отбросить их от границы, Турция начала военную операцию на севере Сирии 9 октября.

Надо сказать, что президент Дональд Трамп огорошил западное сообщество и многих политиков в самих Соединенных Штатах заявлением, что курды сами «далеко не ангелы». «Они сражались с нашей помощью и при помощи наших средств, — сказал Дональд Трамп. — И сражались неплохо, были нашими союзниками. Но та война, которая разворачивается сейчас, не имеет никакого отношения к Соединенным Штатам».

Читайте также:  Экс-президент Франции объяснил, почему "Запад приходит в упадок"

Он заявил, что американские войска уходят из Сирии, ибо они пришли туда для того, чтобы сражаться с халифатом, а не для того, чтобы участвовать в территориальном конфликте между Сирией и Турцией.

16 октября турецкий президент Реджеп Эрдоган отверг призыв Соединенных Штатов к прекращению огня в Северной Сирии. Накануне Дональд Трамп сказал, что подвергнет жестким санкциям официальные турецкие лица. Однако Эрдоган дал понять, что безопасность Турции для него выше американских угроз.

Тогда и проявились серьезнейшие трения между Турцией и Соединенными Штатами. Не дожидаясь полного вывода американских войск с базы Эт-Танфе в Манбидже и прочих мест, турецкая артиллерия начала обстреливать близлежащие районы, где базировались курдские отряды самообороны.

Сама идея отвода американских войск и состояла в том, чтобы избежать конфликта между американскими войсками и турецкой армией. Однако в самом начале турецкого вторжения министр обороны США Марк Эспер не мог даже внятно сказать в программе «Лицом к нации» на канале CBS — возможен или нет конфликт между американскими и турецкими войсками. На прямой вопрос: может ли такое случиться, что Турция, союзник США по НАТО, специально будет атаковать американские войска, Эспер ответил: «Я не знаю, будут они это делать или нет». Жертв, правда, удалось избежать, но американские подразделения все же попали под огонь турецкой артиллерии на севере.

Газета The Washington Post ссылалась на американские официальные лица, которые предполагали, что турецкие подразделения прекрасно знали о присутствии американцев в зоне обстрела.

Бретт Макгурк, бывший посол по особым поручениям при международной коалиции, борющейся против «Исламского государства», подал в отставку в знак протеста против вывода американских войск из Сирии. Он же, в частности, сказал, что «артиллерийские обстрелы, совершаемые турецкой стороной, с учетом всех известных фактов, были совершенно очевидно не случайностью, а предупредительным огнем».

В общем, у Эрдогана были обширные планы создать 30-километровую буферную зону, переселить туда, по крайней мере, миллион беженцев, а в перспективе, возможно, и два миллиона из тех четырех миллионов, которые находятся на территории Турции, ведь их пребывание там оказывает серьезную нагрузку на социальную сферу в этой стране.

Однако вступление России в этот процесс слегка подкорректировало планы Реджепа Эрдогана. Судьбой курдов были обеспокоены не только западные союзники. В общем, никому не была нужна ситуация, когда разразится новая кровавая бойня.

В результате турецкого вторжения, по данным ООН, двести тысяч человек были вынуждены покинуть свои дома и начать двигаться вглубь сирийской территории, сотни людей были убиты, и среди них далеко не только бойцы курдских отрядов, но и гражданские лица.

Вашингтон на непродолжительное время действительно наложил санкции на ряд турецких официальных лиц, включая министра обороны.

Комментируя радикальные высказывания президента Трампа по поводу курдов и о том, что этот конфликт между турками и курдами не имеет никакого отношения к Соединенным Штатам, один из наиболее горячих сторонников самого Трампа, Линдси Грэм, сенатор-республиканец от Южной Каролины, подверг президента уничтожающей критике. В своем Twitter он написал: «Я понимаю, что у президента Трампа есть право верить в то, что турецкое вторжение в Сирию никак не касается нас и что нам никак не аукнется то, что мы бросаем курдов. И ИГИЛ не поднимет голову вновь, а Иран не заполнит вакуум в результате этого решения вывести войска. Тем не менее я уверен, что если президент Трамп продолжит выступать с такого рода заявлениями, то нас постигнет катастрофа хуже, чем та, когда президент Обама принял решение покинуть Ирак».

Надо сказать, что, конечно, такая ситуация продлилась не слишком долго. Государственный секретарь Майк Помпео и вице-президент Майк Пенс направились в Турцию, встречались с Реджепом Эрдоганом и в конце концов убедили его объявить о прекращении огня. Трамп распорядился после этого снять санкции с Турции и объявил Эрдогана «великим руководителем».

И вот тут уже на арену вступает Россия.

Президент Дональд Трамп несколько саркастически пожелал России и Турции успеха в разрешении сирийского кризиса. В частности, он говорил о том, что операция в Сирии и содержание там военных контингентов — вещь дорогостоящая, и напомнил о том, что когда-то Россия называлась Советским Союзом и в результате пребывания в Афганистане «территория этой страны существенно уменьшилась». То есть как представитель делового мира, а не политик, он давал понять, что не хочет участия Соединенных Штатов в столь дорогостоящей операции по примирению враждующих сторон.

Читайте также:  Москва и Донецк согласовали давление на Киев. Европа поддержит

В какой-то момент после турецкого вторжения Майк Помпео вскоре после санкций, объявленных президентом Трампом против Турции, говорил даже о возможности применения Соединенными Штатами военной силы против турецких войск, чтобы остановить их наступление. Дело, впрочем, до этого не дошло. Но сам факт небывалый прежде!

Отряды самообороны, переброшенные к границе для усиления своих позиций и противодействия турецким войскам, оставили строгую охрану мест заключения, где находились многие боевики и активисты исламского халифата. В результате несколько сот человек разбежались в неизвестном направлении. Это тоже вызывало тревогу как на Ближнем Востоке, так и во всех мировых столицах.

Президент Трамп столкнулся с очень сильной оппозицией в конгрессе и с конфронтацией по поводу решения оставить курдов на произвол судьбы. В результате Палата представителей, где большинство имеют демократы, большинством голосов осудила политику президента Трампа. 354 голоса против 60 проголосовали за резолюцию, осуждающую позицию президента по выводу войск и предательству курдов.

Надо сказать, что две трети республиканцев тоже присоединились к этому решению.

По свидетельству газеты The New York Times, некоторые сенаторы-республиканцы в индивидуальном порядке, оставшись анонимными, сказали также, что это катастрофическое решение со стороны президента.

В общем, стало очевидно, что так продолжаться не может. В конце концов, к 17 октября усилия Майка Пенса и Майка Помпео, встречавшихся в Турции с президентом Реджепом Эрдоганом, принесли свои плоды: было объявлено о прекращении огня.

Точнее сказать, уже 17 октября Турция и США договорились о пятидневном прекращении наступления турецких войск. Дальнейшее же прекращение огня согласовали в Сочи президент Турции Реджеп Эрдоган и российский президент Владимир Путин. Они продлили это прекращение огня более чем на шесть суток, чтобы подразделения курдских отрядов самообороны смогли уйти на тридцать километров вглубь территории страны.

Белый дом устами заместителя пресс-секретаря Хогана Гидли давал понять, что американская администрация будет пытаться избежать заполнения Россией вакуума, который образовался в результате вывода американских войск с севера Сирии после начала Турцией операции «Источник мира».

Однако активные дипломатические усилия России, министра иностранных дел Сергея Лаврова, президента России Владимира Путина, переговоры с турецким лидером Реджепом Эрдоганом привели к тому, что границу под охрану и патрулирование взяли совместные подразделения турецкой армии и российской военной полиции, а в город Манбидж и другие населенные пункты, откуда ушли американская армия и курдские повстанцы, были наконец-то заняты Сирийской арабской армией, войсками Дамаска.

Турецкий политолог Мехмет Перинчек расценил это так: «Соединенные Штаты потерпели поражение в Сирии. Инициатива там уже перешла к России, Турции, Сирии и Ирану. Последний сочинский меморандум, подписанный Реджепом Эрдоганом и Владимиром Путиным, уничтожил химеры США — вашингтонские проекты «Большого Ближнего Востока» и «Великого Курдистана».

Конечно, президент Трамп в этом смысле попал в сложное положение. Заявив о желании вывести американские войска, он вызвал на себя гнев со стороны всего американского истеблишмента. И тогда он принял решение выделить вооруженный контингент и занять нефтяные скважины на севере Сирии. Фактически Дамаск лишается возможности использовать свои природные ресурсы для послевоенного восстановления страны. Поскольку эта территория и месторождения будут контролироваться, помимо нескольких сот американцев, курдскими отрядами самообороны, это позволяет курдам стать серьезным фактором для будущих переговоров о внутрисирийском урегулировании.

Так что Вашингтон предпринял меры для того, чтобы окончательно не рассориться с Турцией, но и не уйти полностью из Сирии, продолжая дестабилизирующим образом влиять на обстановку в этой истерзанной гражданской войной стране.

28 октября глава Пентагона Марк Эспер заявил, что США намерены сохранить контроль над нефтяными месторождениями в Сирии и не позволят никому приблизиться к ним, не то что взять их под свой контроль. Это касается как России, так и и официального Дамаска. «Мне нравится нефть», — цинично заявил Дональд Трамп.

Сирийский президент Башар Асад по этому поводу в интервью сирийскому телевидению саркастически назвал Трампа «лучшим президентом», ибо он не скрывает своих намерений завладеть сирийской нефтью.

Читайте также:  Украина заявляет о пяти сценариях реинтеграции Донбасса

А для того, чтобы Турция понимала, что ее фронда не будет оставаться безнаказанной, в конце октября Палата представителей конгресса Соединенных Штатов поддержала резолюцию, признающую резню армян в Османской империи в 1915 году — геноцидом. За это решение высказалось подавляющее большинство парламентариев — 405. Против были лишь 11 человек. Правда, пока неизвестно, пройдет ли эта резолюция в сенате.

Дополнительно Палата представителей одобрила санкции против Турции за проведение военной операции и закупки Анкарой российских зенитных систем С-400.

В своей статье, опубликованной 29 октября в газете The New York Times, экс-представитель Соединенных Штатов в ООН Саманта Пауэр говорит о «запоздалом решении» американского конгресса признать события 1915 года геноцидом. Она дает понять, что отныне Соединенные Штаты не будут спускать Турции «вызывающее поведение», которое выражается и в «подавлении прав человека самой Турцией, и в покупке, невзирая на американские и натовские протесты, российских систем противовоздушной обороны». Она заявляет, что турецкий шантаж не будет более оставаться безнаказанным. То есть, говоря о гуманитарных резонах якобы признания армянского геноцида, Саманта Пауэр не скрывает, что в значительной степени это было попыткой наказать Анкару за ее фронду.

Соединенные Штаты, озабоченные турецким непослушанием, последние полгода даже рассматривали вопрос о закрытии своей стратегически важной авиабазы Инджирлик и возможном переводе своих сил в Грецию. Пока это не случилось, но само рассмотрение такой возможности является зримым свидетельством серьезного неблагополучия в американо-турецких отношениях.

Но не стоит строить больших иллюзий по поводу того, что Турция станет надежным союзником Российской Федерации, покинет альянс НАТО и будет полностью согласовывать свои шаги с Москвой.

Турция — мощная евразийская держава, которая сама стремится к доминированию на евразийском пространстве и хочет играть важную роль не только на Ближнем Востоке, но и в Средней Азии. Здесь совершенно очевидно существуют нестыковки и противоречия с Россией.

Кроме того, Турция обладает мощной армией, одной из самых сильных в блоке НАТО, и является, как подчеркнул недавно генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, важным союзником. Он отверг идею возможного исключения Турции из этой организации.

Просто Реджеп Эрдоган — сильный игрок и строит многовекторную политику. Отсюда его желание играть важную роль в исламском мире, защищать палестинцев, в отличие от предыдущих турецких властителей. Этим же продиктовано его желание приобрести систему противоракетной обороны С-400 в России. Не только потому, что его устраивает цена, а потому, что в этом ему видится свидетельство самостоятельности и силы турецкого государства, тем более по результатам референдума в целом турецкий народ ему доверяет. Ему хочется осуществлять реформы в том ключе, в котором он видит будущее Турции.

На время интересы России и Турции по целому ряду параметров совпадают. С Соединенными Штатами в последние годы у Турции наметились серьезные противоречия. Но кажется очевидным, что Турция, принадлежащая в военном и идеологическом плане к западному альянсу, будет стремиться остаться там, сохраняя при этом добрые отношения с Россией, торгуя, сотрудничая и играя на противоречиях между другими великими державами. Соединенные Штаты же, если не оставят попыток лобового давления на власти Турции, рискуют еще дальше оттолкнуть это государство от себя. Тогда действительно может возникнуть вопрос о целесообразности пребывания Турции в западном военном блоке. Но пока, очевидно, время для этого не пришло.

Еще одна из причин тяготения Турции к России заключается в том, что европейское сообщество дало понять Турции, что время для членства в Европейском союзе сдвигается на неопределенное будущее и вообще сомнительно, что это может случиться… Неурегулированный вопрос Северного Кипра, положение курдов блокируют надолго, если не навсегда, возможности для Турции войти в ЕЭС. Похоже, турки с этим смирились и идут своим, независимым путем.

Ну а мы можем констатировать, что дистанцирование Турции от глобальной державы, лидера западного мира — Соединенных Штатов, является еще одним зримым свидетельством наступления новой эры. Эры многополярного мира.

 

Подпишитесь на нашу рассылку

Подписаться

Обсудить

Темы

сша

курды

сирия

ислам

россия

турция

башар асад

дональд трамп

реджеп эрдоган

сирийский вопрос

конфликт на ближнем востоке

Новости партнеров

Актуальная аналитика

Мир. Новости мира

США – Турция: проблемное партнерство

Общество

Спасти Кантемира Карамзина!

Как отстоять права

Как опросы превращаются в пропаганду

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:
Число жертв террористов в странах ислама превысило 200 000 за 5 лет
Саакашвили пообещал в 2018 году захватить власть в Грузии
СМИ сообщили о подготовке ИГ* мощного контрнаступления
Украина запретит российским судам заплывать даже в реки
Поршенко сообщил Путину "две плохие новости"
Неизвестный бросил "коктейль Молотова" на избирательном участке на Украине
Deutsche Bank предположил причину финансового краха Европы
Противостояние между США и КНР может усилиться

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *