Как улучшить благосостояние россиян при росте цен?

В мае годовая инфляция превысила 6%, чего не наблюдалось с 2016 года. При этом продукты питания подорожали в годовом выражении на 8,7%. В середине июня премьер-министр Михаил Мишустин был вынужден обратиться к Минсельхозу с требованием мониторить цены на социально значимые продукты питания «с максимальным вниманием и ответственностью», оперативно реагируя на возможные изменения во имя защиты интересов российских потребителей.

Не надо обладать особой наблюдательностью, чтобы заметить последствия инфляции — достаточно регулярно ходить в продуктовый магазин и ощутить, как бьют по карману покупки обычных овощей, необходимых, в частности, для приготовления борща. По данным Росстата, в мае отмечен рост цен на:

  • свеклу (35,3%),
  • морковь (18,8%),
  • картофель (15,4%),
  • лук (11,3%),

не говоря уже о сахаре, подсолнечном масле, курице и т. д.

Если брать период с начала года, то прирост цен на «борщевой набор» кажется вообще запредельным. Поэтому так актуально прозвучал на «прямой линии» с президентом Владимиром Путиным вопрос о том, почему отечественная морковь стала дороже заморских бананов. Глава государства в своём ответе сослался на мировые тенденции по росту цен на продовольствие, недостаточное производство овощей и фруктов для внутреннего потребления, а также пожурил правительство, которое «иногда несвоевременно» принимает меры по сдерживанию цен.

Если анализировать проблему шире и поднять тему инфляции в целом, то можно привести немало причин, лежащих в её основе. Как считает управляющий партнёр группы компаний Movchan’s Group, экономист Андрей Мовчан, расходы бюджета в 2020 году были на 16% выше, чем в предыдущем, и это привело к дополнительной монетизации спроса. На росте инфляции сказался эффект низкой базы, поскольку I-II кварталы прошлого года были отмечены локдаунами.

Сокращение базовых товаров и услуг потребительской корзины происходило одновременно с падением курса рубля и соответствующим ростом стоимости импорта. В России спрос для большинства населения не удовлетворён и появление новых денег его увеличивает, считает Мовчан. Рост цен на биржевые продукты питания, в частности, на пшеницу, создаёт большое давление на внутренний рынок. К тому же чем беднее страна, тем больше места в корзине занимают простейшие продукты, тем сильнее рост цен на них подстёгивает инфляцию.

Читайте также:  Чубайс предупредил Россию об огромных потерях. И к этому стоит прислушаться

«В России бедность населения и зависимость от импорта настолько высоки, а доверие к власти и рублю настолько низко, что вносимые в систему деньги не уйдут в инвестиции в производство и не повысят объём предложения, не пойдут в сбережения и в рост фондового рынка, — полагает экономист Андрей Мовчан. — Они обернутся ростом потребления, взвинчивая спрос на импорт и товары отечественного производства, создадут дефицит и приведут к дестабилизации».

Монополизм сетевиков и жадность посредников

Помимо названных выше, можно привести и ряд других факторов, приводящих к росту цен на продукты питания. Из-за пандемии вдвое возросла стоимость рабочей силы, так как работников из среднеазиатских республик, которые обычно трудятся в поле, стало не хватать. Производителям встают в копеечку импортные семена, корма, различное оборудование, приобретаемые за валюту. А еще пресловутая жадность крупных торговых сетей и многочисленных посредников, стоящих на пути от производителей к потребителям.

«Против играет мировой рынок, где все цены на продовольственные товары выражены в долларах и маховик глобальной инфляции раскручен по полной программе, — считает экономист Артур Сафиулин, — при росте экспортных цен нашим производителям будет сложно удержаться от соблазна продавать за границу».

По мнению руководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Сергея Миронова, хаотичный и точечный характер принимаемых правительством мер «выдаёт отсутствие системного подхода и понимания реального источника проблемы». Политик считает ненормальной ситуацию, когда производитель товара балансирует на грани выживания, а посредник забирает себе всё, залезая еще и в карман покупателя.

Читайте также:  "Промсвязьбанк" в центре скандала — следы ведут в ЦРУ

Аномальный перекос в пользу сетевиков можно было бы устранить, утвердив базовый список из 25 социально значимых продуктов питания, наценка на которые в любой торговой сети не может быть выше 15% от стоимости оптовой закупки, предлагает Сергей Миронов. Не стоит ждать перемен к лучшему, пока львиную долю господдержки получают крупные агрохолдинги, а мелким и средним фермерам достаются крохи. В результате мы видим, как усиливается «монополизм торговых сетей и крупных агрохолдингов».

Сергей Миронов предлагает радикально изменить ситуацию — вплоть до запрета на присутствие на рынке компаний с зарубежным и офшорным контролем. Для решения проблемы нужен развитый и цивилизованный рынок сбыта, необходимо увеличивать субсидии мелким и средним хозяйствам, гарантируя им доступ на рынок и наращивая конкуренцию.

От валютных интервенций к продовольственным

По мнению представителей Минсельхоза, «активная ценовая динамика» на такие овощи, как картофель, свекла, капуста, морковь и лук, является «традиционной для данного сезона». В министерстве, видимо, рассчитывают на положительный эффект от появления на рынке в ближайшие месяцы продукции нового урожая. Тем более что, по информации из Минсельхоза, ожидается увеличение производства основных видов овощей.

Правда, по словам исполнительного директора Союза участников рынка картофеля и овощей Алексея Красильникова, под овощи, по данным за май, засеяно только 87% площадей. Зато уже сейчас прибавляют в цене отдельные виды минеральных удобрений. И можно не сомневаться, что сельхозпроизводители заложат их в стоимость своей продукции.

Регулирование цен в ручном режиме, как показывает практика, не приносит желаемых результатов, тут не обойтись и без гибких рыночных механизмов. У правительства есть планы восстановить интервенционный фонд по зерну и, возможно, создать такой фонд по сахару. Они позволяют с помощью механизма товарных и закупочных интервенций стабилизировать цены на целевой вид сырья и продовольствия. Первый вице-премьер Андрей Белоусов считает, что государственное влияние на рыночные механизмы через интервенции должно быть тонким, не ломающим ценовые пропорции.

Читайте также:  Россия обогнала "малого дракона" в IT

Своё слово в защите внутреннего рынка от роста мировых цен могли бы сказать и денежные власти. Так, экономист Дмитрий Адамидов видит инфляционный заряд в том факте, что налоги на нефтепродукты привязаны к мировым ценам. Для того чтобы внутренние цены не росли в рублях вслед за мировыми, он рекомендует управлять валютным курсом и делать всё возможное для укрепления рубля по отношению к доллару. Тем более что нефтяные доходы нам позволяют это делать.

По всей видимости, власти полагают, что резкий скачок цен на продукты питания может быть нивелирован благодаря наполнению рынка продукцией нового урожая, постепенному спаду повышенного отложенного спроса и «сбиванию температуры» в финансовой сфере через поднятие ставки рефинансирования ЦБ. Однако мы не застрахованы ни от дальнейшей девальвации рубля, ни от усиления геополитической напряженности.

Все меры по регулированию цен — это от неправильно сформулированных национальных целей, утверждает директор Института аграрных исследований НИУ ВШЭ Евгения Серова. На чём правительство должно сконцентрировать свои усилия: на сдерживании цен любыми способами или помощи бедным слоям населения в условиях инфляции? Вряд ли её снижение любой ценой следует рассматривать как первоочередную цель. Всё встало бы на свои места, если бы на первое место ставилась цель повышения доходов и роста благосостояния россиян.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *