Взгляд из Франции: исламистов надо бить Кораном

Фото: AP

— В Сирии регулярная армия при поддержке союзников (прежде всего, России) побеждает. Террористы попытаются взять реванш?

— После того как боевики отступили из Мосула и Эр-Ракки, ИГИЛ* явно должно исчезнуть. Но убежден, что так просто ни эта террористическая организация, ни другие ближневосточные экстремистские организации своих позиций не сдадут.

Не исключаю, что от открытого вооруженного противостояния, исход которого предрешен, они перейдут к более изощренным и гибким методам борьбы. Их сторонники создадут секретные схроны в пустынных частях Сирии и Ирака, а в городской черте организуют подполье. Скрывшись от органов правопорядка, они будут ждать благоприятный момент для того, чтобы организовывать теракты.

Глава ИГИЛ* Абу Бакр аль-Багдади (который, по неподтвержденной информации, может быть мертв) ранее призывал сторонников продолжать борьбу во всех странах, используя любые боевые средства, чтобы сеять смерть и разрушения. Поэтому можно предсказать, что угроза не исчезнет, просто поменяет свой внешний вид, став еще более опасной.

— Но все развитые страны имеют в своих структурах антитеррористические службы, которые еще и взаимодействуют на межгосударственном уровне…

— В грядущей войне главной ударной силой ИГИЛ* и ему подобных организаций станет сектантская вера и порожденный ею фанатизм. И нам не выиграть навязанную цивилизованному миру войну при помощи металлодетекторов и полицейских. Эту войну надо задушить у истоков, то есть в умах людей.

— Вы имеете в виду психологическую войну?

— Было бы непростительной иллюзией предполагать, что мы можем иметь влияние на фанатиков-выходцев из мусульманских стран. Этих людей уже не перевоспитать. Но мы в состоянии повлиять на мусульманское население в целом, для того, чтобы экстремисты более не чувствовали себя, как рыба в воде.

Читайте также:  Россия начала свою торговую войну с США

Искренняя вера мусульман делает им честь. Поэтому мы явно не сумеем их убедить в преимуществах общества потребления и гарантированного социального страхования. Мы также будет действовать неэффективно, если предложим им политические лозунги о свободе, равенстве и светском обществе. Мы должны придумать для них религиозную мотивацию наших действий.

— Предлагаете ассимилировать мусульман-иммигрантов, приехавших в Западную Европу, при помощи христианской веры?

— Возможно, нам никогда не удастся массово обратить их в христианство. Кстати, католическая церковь уже давно отказалась от такой политики и вообще не предпринимает никаких попыток христианизации мусульман. Она даже не интересуется теми правоверными, кто проживает с нами под одной крышей: наша церковь не желает нести слово божье иммигрантам из парижских предместий.

Нет, по-настоящему эффективное воздействие на мусульманские общины должно черпать аргументы из религиозного учения самого ислама. Тут надо призвать себе на помощь Коран.

— Мусульманский мир будет противиться попытке навязать ему реформацию.

— Мусульманский мир отнюдь не однороден. Начиная с первых веков распространения ислама, выдающиеся философы и известные мистики веры пробовали привязать его к повседневной жизни людей. Они восстали против слишком литературной интерпретации текстов Корана и предложили новое прочтение книги с учетом современных реалий.

Читайте также:  Москва требует от Лондона извинений за дело Скрипалей

В XIX веке египтянин Мухаммад Абдо и сириец Абд аль-Рахман аль-Кавакиби заявили, что в прошлом вера предков была законом прямого действия, но что теперь ее надо адаптировать к реалиям нового времени. Тогда они столкнулись с жесткими застывшими религиозными структурами, которые стояли на страже мусульманского мира по политическим соображениям.

Сегодня наступила другая эпоха. Теперь мы можем надеяться на положительный результат, благодаря историческому прочтению откровения, сделанного в Коране. Опираясь на священные тексты, мы вправе надеяться на то, что нам все же удастся, наконец, одержать победу над радикальным исламизмом.

— И каким образом?

— Сегодня мы наблюдаем два уровня в учении ислама: с одной стороны, имеем дело со стройной системой веры, внушающей уважение, но с другой — с описанием устаревшего политического устройства. Такого явления не возникло в христианстве, потому что во времена становления веры христиане не были у власти, а Христос при жизни не был царем в Иерусалиме и не издавал там законы.

История составления, уточнения и окончательного закрепления священных текстов ислама стала частью вероучения и не должна подвергаться сомнению, как не подвергается сомнению и сам факт откровения. В этой связи мусульманам затруднительно пересмотреть свои взгляды.

Правильное распределение всех сур без изъятия, согласно хронологии их написания, позволило бы извлечь самую суть великой религии. Такой подход позволил бы мусульманам окончательно прийти в гармонию с окружающим их современным миром.

Попытки правильной классификации священного текста предпринимались западными учеными — Гриммом, Хиршвельдом и Нольдеке-Швалли. Но, на протяжении столетий, деспотичные правители отказывались признать уточнения, так как они считали себя единственными держателями истины. Исламисты же отказываются от правильного прочтения Священной книги и поныне. Они любят брать традиционное издание Корана, чтобы манипулировать сознанием своих единоверцев и терроризировать западные страны.

Читайте также:  СМИ: НАТО бросит на Россию флот и две армии

Такой подход очень удобен для принятия нелепых законов, которые выдаются за проявление воли Божьей. И именно этот подход мешает мусульманам окончательно встроиться в западную жизнь, так как исламисты выступают за сохранение некоторых устаревших традиций, связанных с одеждой и гастрономией. Между тем, для расширения своего влияния, ислам должен избавиться от внешних устаревших признаков ветхозаветной религии.

— Вы хотите вышибить из-под ног исламистов идеологическую базу?

— На мой взгляд, переиздание Корана с восстановленной хронологией сур есть первый этап для отказа от прямого применения тех сур, которые никак не соотносятся с современным периодом развития человечества.

Для того чтобы справиться с радикальным исламизмом на идеологическом фронте, мы обязаны оказать поддержку всем его оппонентам из числа мусульманских проповедников. Необходимо, чтобы эти смелые люди получили все способы воздействия на умы своих единоверцев при помощи СМИ, соцсетей и прямой проповеди в мечетях.

Несомненно, такой подход также позволил бы справиться и с враждебным отношением к мусульманам со стороны европейцев, что, в свою очередь, должно привести к мирному сожительству двух великих религий.

ИГИЛ* — «Исламское государство», ИГ, террористическая организация, запрещена на территории РФ.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *