Советский офицер: как нас разрушали

— Расскажите, пожалуйста, свою историю. Где и как вы служили, что происходило в 80-90-е годы с нашей армией? Как советский, затем российский офицер вдруг попал на территорию, можно сказать, вражеского государства?

— Я закончил академию гражданской авиации по специальности управление воздушным движением, где получил также и свою воинскую специальность по средствам противовоздушной обороны. После этого я служил кадровым военным в Северо-Западном округе, служил лейтенантом, командиром взвода, а через два года командовал ротой на территории Республики Карелия.

Мы выполняли работу по отслеживанию потенциального противника в северном секторе НАТО, это северо-восточный сектор Балтийского моря. Затем, когда началась эта разруха, которая называлась перестройкой, пришлось делать какие-то выводы. У меня от полной роты в 145 человек по обслуживанию РЛС «Двина» осталось всего 62 человека.

Срочники отслужили и демобилизовались, а новых призывников не было. Квалифицированного технического персонала тоже не хватало. И доходило вплоть до того, что довольствие тоже сокращалось. Сокращение коснулось и технических средств. Мы вынуждены были больше чем на 12 часов в сутки отключать наши РЛС. Фактически в это время граница была открыта на нашем участке. То же происходило и на других секторах.

От нас было 50 верст до ближайшего населенного пункта. А зимой в 91-м году был очень большой снег. Даже вертолетное сообщение было практически невозможно, не говоря уж о наземном. Соответственно, мы оказались отрезанными от всего: от довольствия, от связи, от управления… И вот это очень сильно нас, конечно, подкосило.

Наши семьи уехали на материк, потому что в нашем городке не было даже электричества и топлива для того, чтобы отапливать дома. Но за все это время у меня не заболел и не умер ни один солдат, никто даже не простудился, мы все очень четко следили за этим. Но продолжать такую службу и жизнь было просто невозможно, да и незачем.

Читайте также:  Стать олимпийским чемпионом 23 раза? Легко!

В результате я подал рапорт об увольнении, потому что дальше смысла продолжать службу не было. Особенно с приходом Ельцина, когда было конкретно сказано, что мы становимся неинтересны, сокращается армия… И вообще, какие-то вещи стали происходить очень странные. В общем, в результате рапорт, конечно, был подписан, и я уехал на материк.

А потом случилось так, что была открыта идеологическая дамба. И товарищ Ельцин позволил вторгаться идеологическому противнику на нашу территорию. Так я после увольнения из армии и попал в религиозную секту. И таким образом начался контакт с потенциальным противником, как нас раньше учили.

— Это были вербовщики или реально секта?

— Это была секта, но не деструктивная тоталитарная. Они называли себя «христианская церковь мягкого влияния». То есть они не были такими агрессивными, но несомненно, что они работали со спецслужбами и оказывали влияние на среду в России.

То есть они вторглись и попытались привлечь тот человеческий материал, который им был нужен. Когда разрушается основа социума, здесь возможно урвать какие-то куски, которые тебе нужны. И когда стая нападает, то жертва беззащитна и можно взять самое вкусное. Подобные организации тогда занимались именно этим.

— Как это произошло? Где вы встретились?

— В Москве, в злачном месте, на Арбате, там ходит много людей, много толп, много акцентов, там много какого-то интереса. Они ходили по улицам, раздавали какие-то листовочки, разговаривали о Боге, о Христе, приглашали поговорить об этом. Вот так произошло это мое знакомство.

Читайте также:  Откуда же ваши деньги, Джон Рокфеллер?

Я оставался коммунистом на тот момент, потому что я не положил партбилет на стол, как многие другие, а сохранял свою приверженность идеалам ленинизма. Тем не менее, это никак не помешало принять мне другой оттенок той же самой идеологии — «против всего плохого, за все хорошее».

Никакого агрессивного давления на мою психику не оказывалось. К тому времени ведь мне уже было 27 лет, я был взрослый человек, сложившийся при Советском Союзе. Конечно, мы все прошли через группы Animals, Deep Purple, Nazareth и другие.

Все это «тлетворное влияние», как тогда говорилось в СССР, а Сева Новгородцев называл «свежий глоток воздуха с Запада» впитывался, но не давал результата, потому что не было среды, в которой всходят эти семена. А потом, когда все это произошло, когда хлынул этот поток вербовщиков и агентов влияния, — вот тогда это все и взошло. То есть расчет был, конечно, на 50 лет, и он сработал на тот момент.

Вы лично легко поддались этому влиянию или все-таки были какие-то колебания, сомнения?

— Колебания были, естественно. Потому что все-таки, как офицер, я же понимал, кто такие англосаксы, понимал, кто стоит на той стороне. И мы же были достаточно здравые и прагматичные люди, не следовали каким-то интеллигентским отклонениям. Мы видели воочию, кто они такие, как они действуют, что они говорят, и в то же время они оставались людьми для нас.

Мы общались, как диспетчеры с пролетающим воздушным судном, общались на нормальном языке. И мы понимали, что там точно такие же люди, просто у них другие задачи, чем у нас. Поэтому так легко получилось пойти на контакт, ведь не было с их стороны насилия и давления, а с нашей стороны уже была подготовлена почва.

Читайте также:  Кудрин признал - на майский указ Путина у России нет денег

Потому что мы же считали, что там все лучше, что на Западе все хорошо, что там поют Beatles, что там люди чувствуют себя свободно. Это я потом понял, что та свобода, которую они продают, не имеет никакого отношения к той ситуации, которая существует внутри государства, насколько там фашизм развит.

На самом деле тот режим, который царит на территории англосаксонского мира, склонен к фашизму. А нам просто продают упаковку очень красивую, на которой написано: «полная свобода, самовыражение, индивидуальность…» А наши интеллигенты тоже путают индивидуальность с индивидуализмом.

Мы все помним песню «Я, ты, он, она — вместе дружная семья… В слове «мы» сто тысяч «я»… В нашей среде индивидуальность никогда не подавлялась, а они думали, что индивидуальность подавлялась, путая ее с индивидуализмом, то есть с самоизоляцией. Индивидуализм и индивидуальность — разные вещи.

И до сих пор в интеллигентской среде это путают. Мне кажется, именно в этом есть еще один фактор, в чем нас обманули. Индивидуализмом нас привлекли, называя это индивидуальностью, самовыражением, творчеством и т. д., как угодно. А в реальности все это совершенно наоборот — там сплошной диктат.

Продолжение следует…

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

Советский Союз возродится в XXI веке?

Когда кончится гражданская война в СССР?

СССР — страна рабского быдла или великая держава?

Перестройка глазами россиян: 20 лет спустя

Горбачев от расцвета до заката

Казаки-разгонщики митингов получили от Собянина грант на бомжей

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:
"Даже мысли не было оставить": таксистка вернула клиентам 4 миллиона
Женщины тратят на 45% больше на подарки к 23 февраля, чем в обычные дни
Неожиданно: найдено новое генетическое оружие
Превыше всего: Россия в космосе
Самолеты-разведчики взяли на прицел флот НАТО у Крыма
Тайные источники энергии Дональда Трампа
"Офицеров России" возмутило отношение мэра Смоленска к бывшим узникам концлагерей
Сайты с призывами к восстанию и терактам заблокируют без суда

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *