Реальный Франкенштейн — кто он?

Два столетия тому назад свет увидел удивительный роман анонимного автора «Франкенштейн, или Современный Прометей» («Frankenstein: or, The Modern Prometheus») с посвящением английскому журналисту и беллетристу Уильяму Годвину (William Godwin). Сей анархист в своем труде «Исследование о политической справедливости и ее влиянии на нравы и благополучие» («Enquiry Concerning Political Justice and its Influence on Morals and Happiness») призывал человечество освободиться от тирании государства, Церкви и столь почитаемой на Западе частной собственности. Посвящение Годвину написала любящая дочь Мэри.

Авторство моментально ставшего бестселлером коротенького произведения, которое вызвало смертельную скуку у критиков, было установлено спустя пятилетку. В 1831 году Мэри Шелли, урожденная Мэри Уолстонкрафт Годвин (Mary Wollstonecraft Godwin), опубликовала под своим именем значительно переработанное издание книги.

Из предисловия читатели почерпнули сведения о создании этого произведения английской классической литературы.

Лето 1816 года в Европе было чем-то похожим на нынешнее. Частенько стояла ненастная погода, по причине которой трое из «английской сборной по литературе» Джордж Байрон, Джон Полидори, Перси Шелли и его гёрл-френд (не подумайте плохого — будущая жена) 18-летняя Мэри Годвин подолгу засиживались у камелька.

Не подумайте, что мы стебаемся! Высшее английское общество распускало в свое время пакостные слухи о Мэри, Байроне и Шелли. Надо ли нам опускаться до уровня британских джентльменов и их злоречивых кумушек?

За неимением гаджетов, компания развлекалась чтением вслух страшных немецких сказок на более понятном просвещенным англичанам французском языке. В какой-то момент Байрон предложил всем присутствующим самим написать по страшной сказке.

В головке Мэри смешались дорожные впечатления от рассказов о насельниках замка Франкенштейн (Burg Frankenstein) в горах Оденвальда (Odenwald), разговоры об опытах доктора Дарвина (деда основателя дарвинизма) и зловещий сон об ожившем искусственном существе. Однако кое о чем Мэри все же умолчала.

В 1975 году румынский историк Раду Флореску (Radu Florescu, 1925-2014), одним из первых указавший на связь между вымышленным «Дракулой» Брэма Стокера и реальным господарем средневековой Валахии Владом Цепешем, разоткровенничался насчет одного немецкого алхимика. Написанная им книга так и называлась «В поисках Франкенштейна» («In Search of Frankenstein»).

Будущий анатом, врач, алхимик, теолог и мистик Иоганн Конрад Диппель (Johann Konrad Dippel) родился в семье священника 10 августа 1673 года в замке Франкенштейн. С детства он проявлял интерес к религиозным вопросам, изучал теологию в Гиссене, а философию — в Виттенберге. Однако в Страсбурге юный студиозус вел настолько разгульную жизнь, что, как поговаривают, был изгнан из города за какой-то кровавый дебош.

В 1697 году молодой проповедник, читавший лекции по астрономии и хиромантии, опубликовал опус Orthodoxia Orthodoxorum, а год спустя из-под печатного пресса вышел его очередной труд, в котором 25-летний Диппель громил папистов, отвергая догмат католического искупления и эффективность церковных таинств.

Свои произведения он подписывал разными псевдонимами: большую часть Christianus Democritus — в честь древнегреческого философа Демокрита, Ernst Christian Kleinmann и Ernst Christoph Kleinmann.

Нельзя не отметить, что немецкая фамилия Kleinmann (в буквальном переводе «маленький человечек») напоминает латинизированную форму Parvus, то есть «малыш». Такой псевдоним избрал для себя социал-демократ и тучный русский еврей Израиль Лазаревич Гельфанд, сыгравший загадочную роль в русских революциях столетней давности.

Подобно русскому философу из малороссийских казаков Григорию Сковороде, Иоганн Диппель вел бродячую жизнь. Свое имущество этот «европейский дервиш» растратил на алхимические эксперименты, а затем отправился за медицинским дипломом в Лейден (Leyden).

Но стоило только этому практикующему медику в 1711 году опубликовать в Амстердаме трактат «Alea Belli Muselmannici», как его тотчас же изгнали из Голландии. Перебравшийся в Данию Диппель вскоре вынужден был покинуть и ее, поскольку вновь принялся слать филиппики в адрес святош. Правда предварительно ему пришлось посидеть на тюремной баланде.

Свои земные дни он закончил в Швеции, где с большим успехом лечил больных и успел опубликовать еретический памфлет.

Наиболее точную характеристику ему дал главный авторитет русских мистиков начала XIX века Иоганн Генрих Юнг-Штиллинг (Johann Heinrich Jung-Stilling, 1740-1817): «Диппель был большим умницей, но в то же время упрямым, гордым, амбициозным и желчным Зоилом (по имени древнегреческого недоброжелательного критика. — Ред.); он не боялся ничего во всем свете; возможно, он хотел стать служителем культа, и мне кажется, что в этом статусе он мог бы превратить низменное в высшее. Таким образом, он объединил мистическую мораль с вероучением нашей новейшей теологии и вместе с ней всевозможные причуды. По сути, он представлял собой диковинную смесь!»

Несмотря на то, что в различных научно-популярных книгах о жизни Мэри Шелли Диппель упоминается как прототип Виктора Франкенштейна, большинство литературоведов склонны считать связь между алхимиком и героем романа надуманной.

В дневнике, который Мэри Шелли вела во время своего путешествия по Германии в 1840 году, когда вновь проезжала по дороге из Дармштадта в Гейдельберг, где за 22 года до этого якобы слышала рассказы о Диппеле, писательница ни разу не вспоминает ни о нем, ни о Франкенштейне.

Читайте также:

Монстры Франкенштейна существуют?

Рецензия на фильм «Я, Франкенштейн»

Первые «франкенштейны» изготовлены три тысячи лет…

«Франкенштейн», или Сказка, рассказанная ночью

Уткин не собирается извиняться перед Черчесовым

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *