Красота или жуткий китч: как и кто оценивает новые скульптуры в городах

Все, наверное, еще помнят скандал с «Аленушкой», установленной в честь 250-летия села Новая Алёновка в Воронежской области.

Есть ли какие-то критерии того, что является объектом градостроительства и что все-таки является совершенно недопустимым, непрофессиональным новоделом?

Об этом главреду «Правды.Ру» Инне Новиковой рассказала руководитель Национального агентства по архитектуре и градостроительству Елена Косоренкова.

Читайте начало интервью: Москва современная совсем не похожа на советскую. Почему?

— На сегодня никаких таких критериев нет. Но здесь, как и в любых архитектурных проектах, не должно быть вкусовщины.

Что касается памятников, в Мосгордуме есть комиссия по монументальному искусству. Возглавляет ее архитектор Игорь Воскресенский. К слову, он — автор знаменитого «Нулевого километра», который находится перед Иверскими воротами.

Современное искусство в архитектуре

В отношении памятников есть еще понятие «современное искусство». Но его оценивают тоже профессионалы. Потому что, может быть, общество не готово.

Можно вспомнить, сколько было шума возле памятника, который сделал Михаил Шемякин, «Дети — жертвы порока взрослых», установленного на Болотной площади.

Памятник «Дети — жертвы порока взрослых»

Этот памятник не все понимают. Но он очень сильный. Именно как произведение искусства.

Читайте также:  Коварная муза для писателя-фантаста: Сергей Лукьяненко приоткрыл тайну

А архитектуру тоже надо понимать, знать, из чего «из какого сора растут цветы, не ведая стыда», как писала Анна Ахматова.

К примеру, венецианская Biennale показывает, из каких смыслов, эмоций, ощущений появляется тот или иных архитектурный образ:

  • можно прийти в павильон Румынии и увидеть там дырку в полу и рядом кучу земли и гравия — таким образом румынский архитектор выражает ту точку, из которой вырастает творчество;
  • можно зайти в павильон Норвегии и увидеть, что стоит деревянная конструкция, на которой висит вяленая треска и на весь павильон разносится запах вяленой трески — так передал скульптор эмоции, вызываемые шумом города и его запахами.

— Вы говорите, что надо понимать, надо учиться, надо чтобы объяснили, чтобы понять красоту деревянной избы с вонючей рыбой. Но лично мне, как и большинству людей, сложно воспринимать подобное, как красоту…

— Дело в том, что многие вообще воспринимают, что «красиво в архитектуре» — это балясинки, какие-то фронтончики, какая-то лепнина. Кому нравится арбуз, а кому — свиной хрящик.

В отношении архитектуры самый главный критерий — это польза, прочность, красота. Поэтому важно перед установкой определить те объекты, которые бы не портили, допустим, облик города.

Читайте также:  Сергей Лукьяненко: чего не стоит бояться любителям фантастики

На это есть Архитектурный союз Москомархитектуры и Архитектурная градостроительная комиссия в Московской области.

Полную версию интервью руководителя Национального агентства по архитектуре и градостроительству Елены Косоренковой смотрите в прикрепленном видео.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:
Премьера в Театре Армии: комедийное "Похищение"
"Любовная исповедь" в московском Доме актера
"Вечно живые": в Театре Армии открыта школа переживания
"Никогда, никогда ни о чем не жалейте": умер поэт Андрей Дементьев
"Жизнь прекрасна!": главный театральный антидепрессант осени
Московский театр мюзикла: мировая премьера спектакля "Пассажиры"
Театр Российской Армии едет с гастролями в Крым
Максим Никулин: "Моего отца больше любили не за талант"

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *