Илья Олейников: клоун от Бога

Илья Клявер или, если угодно, Олейников, шутил, как хотел. И не только на пару с Юрием Стояновым в их обоюдно знаменитом на всю страну «Городке».»Я родился в виноградной республике, и уже из одного этого можно сделать вывод, что Родина щедро поила меня не только березовым соком», — как-то сделал признание Илья Олейников, одновременно тонко намекнув на родной Кишинев и на популярный советский патриотический шлягер.

Музыкальный шедевр появился на свет много лет спустя после рождения земляка Григория Котовского. Атаман тут помянут не случайно. Точно по-атамански с выпивающим подростком мог бы расправиться родной папаша. «Напиться я мог только далеко от отчего дома, что я и не преминул сделать, едва только нога моя коснулась благословенной московской земли», — написал в своих воспоминаниях Илья Олейников.

В семнадцать лет Илья, как он выразился во время интервью автору этих строк, поступил » по велению своего раздираемого противоречиями сердца» в Кишиневский народный театр. В 1964 году там заправлял 70-летний (как выразился Олейников, «маразматик, с элементами просветления») Александр Авдеич Мутафов. Этот «Карабас Барабас» любил дешевые, в народе называемыми «атомными», сигареты «Ляна» и не менее дорогой тогда портвейн. По всей видимости, молдавского розлива. Однажды он допился до того, что произнес перед своими учениками такой спич: «Дело было до войны. Только-только заключили с Германией пакт о ненападении. Вдруг позвонили из рейхстага и сказали, что с вами будет говорить фюрер. Он просит вас, сказали с немецким акцентом, поставить на стадионе военный парад. Не получилось — война помешала».

Читайте также:  В Школе современной пьесы властвует "Бог резни"

11 Фото

Памяти актера Ильи Олейникова

Представляете, учителем Ильи Олейникова мог быть аватар самой Лени Рифеншталь, которая все-таки сняла свою знаменитую «Олимпию», а вот ее кишиневский клон так и не смог. Конечно, шутил Илья Львович.

Потом Илья, еще не Олейников, а Клявер, четыре года проучился в Московском государственном училище циркового и эстрадного искусства. «Я учился на отделении клоунады и стипендию получал поистине клоунскую, — признавался позже Илья. — Двадцать рэ». Цитата из книги Ильи Олейникова «Жизнь как песТня, или Всё через Жё»: «Чтобы хоть как-то пополнить свой бюджет, мы все время находились в поисках побочных средств к существованию… Мы надевали на себя рыжие парики, красные носы и стояли у метро с плакатами типа: «Не дайте погибнуть молодому дарованию». Почему нас не забирала милиция — не знаю».

Уже в середине первого десятилетия нынешнего века стало известно, что Илья, будучи студентом, побирался вместе с будущей звездой популярной в СССР телевизионной программы «Утренняя почта» Юрием Николаевым. Отец Юры Николаева, который был земляком Олейникова, служил начальником тюрьмы и если бы знал, что Юрка «вместо того, чтобы жадно поглощать знания, жалостливо ошивается с кастрюлькой у вагона-ресторана, пристрелил бы сынка прямо у вагона вместе со мной, поваром и всем составом». Дело в том, что общежитие ГИТИСа, где учился кишиневский земляк, находилось недалеко от Рижского вокзала, где задерживались туристские поезда. Вечно голодные — и не только советские — студенты «паслись» в вагонах-ресторанах. Они вежливо брали то, что оставалось от пассажиров поездов дальнего следования. Иногда, вспоминал будущий герой «Городка», приходилось жалостливо просить: «Чего ж ты, батя, одной гречки напхал, можно было и мясца подкинуть!» И подкидывали, свет не без добрых людей!»

Читайте также:  "Метод Гронхольма": аморальный детектив

«Вообще-то, я по жизни везунчик, — искренне говорил Илья Львович. — Везение бабочки, летящей на огонь свечи и сгорающей в ее пламени. И знаете, откуда у меня эта авантюрная жилка? От отца. Правда, папе, в отличие от меня, всегда везло». «Когда отгремели победные салюты, отец привез такое количество трофеев, что невольно возникало подозрение: войну развязал не сумасшедший фюрер, а папа, причем развязал ее исключительно в целях разорения Германии и всех ее союзников», — признавался Олейников, чаще игравший антипода бесноватого фюрера — товарища Сталина. Но в том же ироническом ключе.

О том, как папу посадили, Илья Львович тоже успел рассказать. Выдержка из книги Ильи Олейникова. «Однажды погожим июньским утром (шел 1990 год), когда я, отпиваясь киселем, приходил в себя после тяжело проведенных выходных дней, тишину сознания прорезал телефонный звонок. — Мы хотим предложить вам роль Горького в картине… — Это неважно, в какой картине, — перебил я, — я всю жизнь мечтал сыграть Горького. Как бы сценарий прочитать?» Далее по тексту сценария: «В каб. Сталина входит Горький. Сталин. Товарищ Горький, вот вы написали роман «Мать»? Горький. Да. Сталин. А почему бы вам не написать роман «Отец»?

Читайте также:  Частных инвесторов в России привлекут к сохранению памятников культуры

Так начался роман, завершившийся всенародно любимым «Городком».

Мы не случайно коснулись относительно фривольных воспоминаний Ильи Львовича Олейникова в день памяти этого замечательного актера. В скупых отрывках наше былое. Он таким был, влюбчивым в жизнь, в ее достоинства и недостатки. За изображение правды жизни его полюбили многочисленные поклонники. Светлая память Илье Олейникову и дай-то Бог нам побольше таких же естественных и жизнелюбивых Артистов!

По теме:

Грешная молодость Ильи Олейникова и его знаменитых друзей

«Илья Олейников ушел счастливым…»

Илья Олейников: сердце «Городка» остановилось

«Илья Олейников ушел счастливым». ВИДЕО

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *