Без права голоса, но с обязательством оплаты

В прошедшем году Россия приняла во многом показательное государственное решение, еще летом заморозив очередной бюджетный взнос в Парламентскую ассамблею Совета Европы (ПАСЕ). Причиной такого решения послужило очевидно затянувшееся лишение России права голоса в ПАСЕ (с весны 2014-го) и полное отстранение наших представителей от участия в работе руководящих органов и миссий Ассамблеи по наблюдению за проведением выборов в странах с членством в Совете.

Поводом к деструктивному исключению России из проповедуемого Советом «коллегиального» европейского поля стало, парадоксально, соблюдение правовых норм избирателя и следование демократическим ценностям в части волеизъявления граждан — проведение крымского референдума. И еще, почему-то, внутренние события в другом суверенном государстве — Украине. Таким образом, не разгадывая далеко уводящих шарад, остановимся на факте: были созданы и пролонгированы по сей день неблагоприятные условия для работы российской делегации в ПАСЕ.

Однако сейчас Ассамблея обеспокоилась сложившейся ситуацией, а новый президент ПАСЕ даже инициировал создание рабочей группы по нормализации отношений с Российской Федерацией. По чисто экономическим соображениям подобный шаг понятен — ведь взносы в бюджет организации составляют порядка 33 млн евро в год! И внушительность суммы обостряет вопрос: а за что Россия должна выплачивать такие средства? Полномочий своих мы были лишены, вот и сочли финансовые обязательства недействительными.

Читайте также:  Девушка дала пару советов по поводу ведения профиля на сайтах знакомств

Тем не менее, поскольку разговор ведется в таком ключе, обратимся к документам. Из содержания статьи 38 Устава Совета Европы следует, что члены Совета Европы несут расходы, целевым назначением которых является представительство Члена в Комитете министров и в Консультативной Ассамблее. В настоящее время представительство России в ПАСЕ не только номинально, но и номинативно (одно название), и оно не подразумевает возможности эффективного достижения целей Ассамблеи. Соответственно, обязанности по оплате расходов на представительство не возникает и возникнуть не может. И любые «околополитические» споры о пути Руси-матушки, которые так любят вести наши «новые-старые западники» и ревнители европейского социального «оверсайза», прекращает справедливая реплика думского спикера Вячеслава Володина: «Платить за то, в чем мы не принимаем участия, неправильно: нас граждане просто не поймут».

Действительно, с гражданской точки зрения и в реалиях международного права платить нашей стране сейчас не за что. Сомнительный статус «участник ПАСЕ» пока обеспечивает крупнейшее государство континента лишь потоком нападок, которые известны и даром. Скажем больше: за эти громадные транши из нашего бюджета не получить даже морального удовлетворения от равноправного участия в разговоре. Что ж, тогда только так, цитируя Володина: «Россия взносы в ПАСЕ выплачивать не будет».

Читайте также:  Минфин РФ планирует масштабное сокращение числа госслужащих

Но не будем забывать и вечные афоризмы. Necessitas acuit ingenium, или необходимость обостряет ум. Чего не смогли сделать призывы к справедливости и здравому смыслу, то сможет бюджетный дефицит. Возможно, нужда позволит европейским парламентариям взглянуть на дискриминацию российской делегации незатуманенным взором.

В эпилоге же напомним, как ПАСЕ поименована на официальном сайте Ассамблеи — «демократическая совесть» Европы. Любопытно, как же имеющееся положение дел, когда страна, лишенная полномочий в работе сессии, обязана пополнять структурный бюджет, согласуется с пониманием «совести»… Или трактовка этого понятия у функционеров Совета Европы какая-то своя? В любом случае, приобретение таких бесполезных «платных опций» является неприемлемым для России и совершенно возмутительным для ее граждан.

Заметим также, что в обстановке обсуждения почти сепаратистких законов о «реинтеграции» территорий соседствующими европейскими государствами и в геоатмосфере сложностей коллаборации, международные институты почему-то перестают работать в диалоговом режиме. Сразу вспоминается не столь давняя ситуация с принятием резолютивного «Списка Магнитского», ставшая моментальным «ответом» на отмену поправки Джексона-Вэника — чтобы никто не расслаблялся.

И в этой связи нет ничего удивительного, что после введения адресных санкций первые лица России не имеют желания встречаться, например, с послом США. О чем, простите, можно говорить, когда на уровне Вашингтона один из собеседников — вне закона? Именно поэтому председатель нижней палаты отечественного парламента и напомнил, что российские власти ратуют «за то, чтобы не было двойных стандартов, за уважение, за открытое отношение». Должностные лица, внесенные в пресловутый «кремлевский доклад», будут поддержаны и депутатами Госдумы, которые пропустят «молитвенный завтрак» с Трампом 8 февраля. Трудно, согласитесь, приобрести ретроградное очарование от традиций, которые испорчены настолько «новаторским» форматом державных взаимоотношений…

Читайте также:  Военные прокуроры проверили 270 тысяч уголовных дел репрессированных
Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *