Месье Дмитрий Корнилов: «Культура окажется выше всяких санкций»

— Дмитрий Евгеньевич, вы впервые посещаете Россию, полуостров Крым?

— Нет, в первый раз я приехал в Москву в 80-х годах. Бывал также и после распада Советского Союза, а вот Севастополь, ставший тогда украинским, долго не решался посетить. И только теперь, когда город вернулся в родную гавань, я ни на минуту не сомневаюсь и считаю его российский статус законным.

Мой отец часто повторял последние слова прапрадедушки, смертельно раненного на Малаховом кургане: «Благослови, Господи, Россию и государя, спаси Севастополь и флот! Отстаивайте Севастополь!»

— Какова сейчас цель вашего приезда?

— В Крым, в город Севастополь, я приехал в качестве почетного гостя на Международный фестиваль «Победили вместе». Во время визита посетил могилу своего предка, вице-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова, которая находится в усыпальнице Владимирского собора Севастополя. Там же похоронены знаменитые русские флотоводцы Михаил Лазарев, Владимир Истомин и Павел Нахимов.

Годом ранее на этот фестиваль я привозил свой документальный фильм под названием «Альбатрос. Белые русские в Париже». Картина посвящена моим землякам-белогвардейцам, которые, будучи в эмиграции, внесли огромный вклад во французскую культуру. Русская эмиграция во Франции — это особое явление, русские сыграли огромную роль в европейской литературе, в живописи, в кино и в балете.

Мои родители, бабушки и дедушки, приплывшие во Францию из Крыма и Одессы, были частью этой великой культуры. Дед Сергей Константинович Корнилов служил лейтенантом, помощником капитана на единственном русском пароходе «Аскольд», курсировавшем по Дарданеллам. Затем во Франции он стал туристическим гидом и, прекрасно владея английским языком, устраивал американским туристам потрясающие экскурсии по Парижу. Конечно, он страдал в изгнании, морально ему было очень сложно, он умер в Париже совсем молодой, ему было всего 44 года.

— Наверное, и вам не легко сохранять во Франции верность русским традициям?

— Я много работал на русскую эмиграцию и никогда не терял связь с родной культурой. Когда много лет назад я впервые прилетел в столицу, то был просто потрясен тем, что увидел, настолько мне показалось все необычным и интересным. И только после того, как я посетил Москву, Крым, который, кстати, оказался мне очень близок по духу, я понял своего отца. Мой отец даже умер с русским паспортом, он не хотел менять на французский, настолько был предан своей Родине и всегда мечтал вернуться обратно.

Читайте также:  Грандиозный арт-фестиваль NEWARTFEST пройдет в горах Сочи

Что касается моей мамы Елены Корниловой, то она довольно быстро ассимилировала во Франции и даже работала моделью у известного кутюрье Кристиана Диора. Имея старинную дворянскую родословную, гордую осанку и царскую стать, она, как никто другой, умела с достоинством и шиком носить изумительные наряды от именитого дизайнера. Он ставил ее в пример француженкам и называл ее: «Моя прекрасная русская Элен». В отличие от современных французов он не боялся работать с русскими.

В те времена русских эмигрантов в Париже было много, для кого-то Франция стала вторым домом, а кто-то так и не смог позабыть Россию. Большинство эмигрантов стали таксистами, официантами, разнорабочими, санитарами. Не имея лицензий и связей, они не смогли получить квалифицированную работу даже на заводах, где требовалось достаточное знание языка. Это была трагедия, достойная сотни книг и экранизаций.

— Как вашей маме удалось получить работу у такого знаменитого кутюрье, она хорошо владела французским языком?

— Начнем с того, что мои дедушка и бабушка были знакомы и общались с потомками Романовых, с графом Феликсом Юсуповым и его женой Ириной, племянницей императора Николая II. Чета Юсуповых обладала большим состоянием поэтому практически сразу открыла в Париже модный дом под названием «Ирфи». К сожалению, он впоследствии прогорел. Но для многих русских аристократок — это заведение стало настоящим спасением. Только благодаря ему они выжили и смогли обеспечить свои семьи, которые все потеряли в России.

В дальнейшем русские модели могли предложить свои услуги другим модным дизайнерам и демонстрировать наряды по всему миру. А в то время Кристиан Дион был начинающим кутюрье, его деятельность только начиналась. И когда его пригласили с первым показом новой коллекции в Нью-Йорк, моя мама, отлично владеющая английским языком, помимо модели, стала еще и переводчицей. Она помогала кутюрье в общении с журналистами, с заказчиками, с почитателями. После этого месье Диор относился к Елене Корниловой с особым почтением, и, даже имея троих детей, она более десяти лет проработала у великого дизайнера.

Это я к тому, что Елена Корнилова была достойным представителем русской культуры. Она была хорошо образована, воспитана, таких манер, как у нее, сейчас и не встретишь, другая эпоха, другой менталитет… И, кстати, она нисколько не стеснялась того, что она русская, родом из России.

Читайте также:  Грандиозный арт-фестиваль NEWARTFEST пройдет в горах Сочи

— Вы говорили в семье на родном языке или сразу перешли на французский?

— Как я уже сказал, мои дедушка с бабушкой, которые бежали в революцию из России, а также родители, которые уже воспитались во Франции, превосходно говорили на многих языках — на французском, английском, немецком. Сам я до десяти лет учился в русской школе, а затем меня отдали во французскую.

Благодаря знанию языков моим родителям было несложно вписаться в устои французского общества, но дома мы всегда говорили только на русском. И готовили мои бабушка с дедушкой исключительно русскую кухню — пирожки, пельмени, борщ, винегрет, селедку. Пили только русские напитки.

Я с детства обожаю русское меню и здесь, в России, как настоящий знаток, наслаждаюсь родной кухней. Во Франции для меня это большая проблема, моя жена предпочитает только все французское и итальянское. Она, к сожалению, не понимает и не оценивает по достоинству русскую кухню, несмотря на то что бывают и изысканные блюда, не уступающие высокой французской кухне.

Кстати, традиционные французские блюда простые, а вот элитная французская кухня очень дорогая, она не доступна для большинства французов.

— Ваша жена и дети говорят по-русски?

— Нет, жена из традиционной буржуазной семьи, и мои три дочери и сын не говорят на языке своих предков. Кстати, мой сын Вадим Корнилов и внук Василий Корнилов мечтают побывать в Москве, в Санкт-Петербурге, в Крыму. Сын очень хорошо относится к России и интересуется всем, что происходит на этой земле.

Вадим — художник-иллюстратор, он рисует для книг, недавно проиллюстрировал издание «Один день из жизни Обломова». Также его работы выставляются в разных странах, во Франции, в Германии, в Америке. В этом году прошла его выставка в Нью-Йорке. Он мечтает устроить презентацию своих картин в Москве, сейчас над этим работает, ведет переговоры с российскими галеристами. Так что Россию посетит еще один потомок адмирала Корнилова.

Читайте также:  Грандиозный арт-фестиваль NEWARTFEST пройдет в горах Сочи

— А как вы относитесь к тому, что известный французский актер Жерар Депардье попросил российский паспорт?

— Вполне нормально. Депардье обожает Россию, ему комфортно в этой стране, он дружит со многими политиками, кинематографистами, бизнесменами.

Кстати, Пьер Ришар тоже комфортно чувствует себя в России, довольно часто к вам приезжает и даже высказал пожелание российским продюсерам участвовать в интересных кинопроектах.

Вот как раз сейчас мы запускаемся с новым совместным французско-русским фильмом, ищем хороших русских актеров и надеемся, что на следующий год состоится премьера.

— Не мешают ли вам санкции?

— Я очень надеюсь, что культура окажется выше всяких санкций. Мы хотим тесного сотрудничества с российской стороной и пытаемся преодолеть искусственно навязанную России изоляцию.

Наш фильм называется «Мелодии из Рошфора», это история о любви, и она понята всем — и русским, и французам. В одной из ролей снимется Пьер Ришар. Несмотря на то что ему сейчас 83 года, он полон энергии, творческих идей и желания общаться с российскими кинематографистами. Мне очень важно, чтобы он приехал с визитом в Россию, знаю, что в России его все любят и ценят. Российские зрители с удовольствием смотрят французские фильмы с участием Ришара. А несколько лет назад он привозил в Москву свой спектакль, на который был полный аншлаг и прекрасные рецензии.

Еще мне очень хотелось бы привести к вам в гости моего давнего друга, популярного актера и режиссера Робера Осейна. Мы дружим с ним более 30 лет, часто перезваниваемся. Ваши зрители помнят его по роли Пейрака Жофрея из саги об Анжелике. Только не напоминайте ему об этом фильме, он его терпеть не может. (Смеется.) Робер в качестве режиссера снял десятки популярных фильмов, поставил прекрасные спектакли и как актер сыграл во многих других кинолентах.

Кстати, у Робера русские корни, русская мама, и он никогда не терял связи с культурой своих предков. Нам, французам с русскими корнями, для того чтобы понять себя, своих детей и внуков, очень важно поддерживать контакты с родиной наших предков.

Беседовала и подготовила к публикации Анжела Якубовская

На фото: Дмитрий Корнилов с корреспондентом «Правды.Ру» Анжелой Якубовской

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *