Трагедия в Керчи: как избежать подобного в будущем

Но вопросом, как можно снизить риски, чтобы подобные ужасные происшествия не повторялись, задаются все. Об этом и не только «Правде.Ру» в программе «Точка зрения» рассказал директор НИИ социального антропогенеза Олег Чагин.

— Перед каждым поколением всегда стояли какие-то угрозы, вызовы, выборы, которые влияли на детей. Каждое поколение, конечно, по-своему воспитывается. Раньше на это вообще у всех родителей практически не было времени.

— Улица занималась, школа учила и воспитывали, соседки присматривали. Понятно, что система была далека от идеальной, но никогда и не бывает идеального, мы живем же не в идеальном мире, а в материальном.

— И молодежь всегда ругали, но, получается, что и сейчас она все равно соответствует своему времени, потребностям и вызовам?

— Да, раз оно так происходит, значит, так оно и сложилось. Россию всегда спасала климатическая зона, в которой мы живем, и окружение вражеское, в котором мы находимся. И была у России возможность каких-то мобилизаций.

Вот эти мобилизации выдавали на-гора примеры подвига. Если бы мы сейчас убрали из нашего мировоззрения результаты последних двух войн, то у нас образцов проявления мужественности, подвига было бы очень мало. Основной источник патриотизма и пример подвига — это, как ни крути, война.

9 Фото

У войны не детское лицо?

— В мирное время, конечно, гораздо меньше возможностей для геройства. Но всё-таки — всегда есть место подвигу?

Читайте также:  Как подполковник Петров спас мир от Третьей мировой

— У нас каждый день подвиг — как у Мюнхгаузена…

— Да, когда идешь в муниципалитет, что-то героическое в этом уже есть…

— Да, и наши чиновники тоже подвиги совершают, потому что в любой момент их могут в тюрьму посадить, и он хорошо знает за что. Поэтому он тут все это творит и одновременно страдает…

Если серьезно, то в управлении очень важна ответственность. Система управления и ответственности — это формирование будущего. А в этом будущем должен быть субъект этого будущего: кто будет будущим?

А этот субъект должен иметь какое-то качество. И вот качество управленческое — это мужское качество, и каждый ребенок должен обладать этим качеством.

Задача мамы — выходить ребенка и сделать из животного человека: научить его разговаривать, гигиену соблюдать, кормить и так далее. А задача отца — научить своего ребенка находиться в мире вне семьи, жить потом самостоятельно.

И этот тезис должен быть в системе государственного управления и воспитания, образования. То есть мы должны научить наших детей жить потом без нас. И не просто жить, а решать какую-то задачу. Миссия какая-то должна быть у государства — ради чего это все происходит. И культуру нашу нужно передать…

Что я должен передать своему сыну, когда он останется без меня? Яхту, дом, деньги? Кто-то передает, но потом выясняется, что получая эти атрибуты, дети лучше не становятся.

Читайте также:  В Европе отстояли право женщин на пенис

Мы-то хоть как-то все это заработали — кто-то украл, кто-то убил, то есть он за это ответственность несет. А наследник не украл и не убил, он просто этим пользуется.

В каком он качестве? Просто паразит и гаденыш. И все эти богатые дяди уже столкнулись с проблемой, что их сын с их качеством не соотносится.

— Родители всегда хотят уберечь детей от трудностей. Но? наверное, в последнее время было действительно какое-то неадекватное воспитание детей? Или такого не бывает?

— Мы же оцениваем жизнь по своему периоду, по нашему поколению. Но цивилизации тоже имеют свой ритм развития. Сто лет назад и в нашем детстве, если мы приходили в гости к бабушке, то что сразу делает бабушка?

— Пирожки?

— Да — кормит. Вот сыто питаться — это тогда уже было завоевание. Это, кстати, очень старая история про бабушек, еще у приматов есть такое.

Пожилую самку, которая уже не могла рожать, всегда выгоняли из прайда. И вот когда-то какая-то мудрая самка взяла и начала заботиться о детеныше, освободив молодую самку для работы, участия в охоте, какой-то другой деятельности.

Это в антропологии называется — ген бабушки. И с тех пор всегда, когда бы бабушка ни приходила, она всегда приносит какие-то печенья, конфетки… Дедушка никогда ничего не приносит. Он считает, что от того, что он сам пришел, все должны быть счастливы уже и так. Это в любой семье так.

Читайте также:  Перезвон на неизвестный номер может закончиться трагедией

А ребенок — это дорогой ресурс, и мама никогда им рисковать не будет. Она поэтому его и на руках держала, потому что еще несколько сотен лет назад этого детеныша могли украсть, съесть, он мог погибнуть… Мать в него очень много энергии вложила, она его держит на руках, она его делает человеком. Но отец должен был воспитывать его, этот вопрос решать.

Община этот вопрос решала, она не могла себе позволить разбрасываться людьми. Нужны были мастера, разные специалисты. И учителем в общине мог быть любой взрослый, и ребенок имел выбор.

На сегодняшний момент, потеряв с урбанизацией общинность, мы потеряли эту среду развития. Та улица, которой мы с вами воспитывались, была еще общинной. Двор был общий, любой взрослый человек мог дать подзатыльник или поджопник ребенку, если он был не прав. А свой отец еще добавит потом. А сейчас это уже невозможно.

Источник фото: ru.m.wikipedia.org

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

«Керченского стрелка» зазомбировали

По следам Керчи: новые факты и цифры

Уроки Керчи: не поменяем систему — дети продолжат мстить

«Керченский людоед»: от хайпа до убийства

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *