Стоим ли мы на пороге кризиса? Прогноз эксперта

Почему же все-таки рубль падает? В чем причина роста цен на бензин в России? Какие цены на топливо в разных странах? В каких денежных единицах простым людям хранить сбережения? На эти и многие другие вопросы «Правде.Ру» в программе «Точка зрения» ответила финансовый аналитик Наталья Мильчакова.

— Происходящее сейчас в финансовой сфере нашей страны — нормальная ситуация или все-таки кризисная? Опасение вызывает, прежде всего, валютная ситуация — неоправданный или оправданный рост курса иностранных валют — доллара и евро в первую очередь. Адекватно ли на это реагирует наш Центральный банк? В конце концов, никто же не отменял их главную задачу — борьбу с инфляцией. И в правительстве тоже про это говорят.

— Совершенно верно. В принципе, если сравнивать сегодняшнюю ситуацию с тем, что было в конце 2014 года, например, она отличается очень резко одним фактором — ценой на нефть. Тогда нефтяные цены сильно обваливались, сейчас же они держатся на высоком уровне — почти 80 долларов за баррель. А то, что рубль все-таки упал, вызвано целым комплексом причин.

Есть и внутренние причины. Минфин России так или иначе участвует в ослаблении рубля, благодаря тому что покупает валюту. Получается, что наш Минфин поддерживает иностранные валюты, а не рубль. Его курс он этим, наоборот, понижает. А с другой стороны, конечно, есть негативный внешний фон, прежде всего: падение валют развивающихся стран.

Читайте также:  Болезненно для США: Эрдоган угрожает отменить заказы на покупку "Боингов"

Это заставляет инвесторов выводить капитал практически из всех валют развивающих стран. И перекладываться в более безопасные активы, прежде всего, в доллар. Также, конечно, влияет политический фон. Сюда можно отнести и торговую войну между Штатами и Китаем, и ожидание новых антироссийских санкций.

Вот такой вот очень разнообразный комплекс получается. В послекризисное время мы впервые сталкиваемся с такой ситуацией, когда рубль падает так сильно. С начала года он потерял уже примерно 20 процентов стоимости при высокой цене на нефть, поэтому предположения о новом надвигающемся кризисе вполне обоснованы.

— Вы имеете в виду внешний валютный курс или инфляцию?

— Рубль по отношению к доллару обесценился на 20 процентов.

— Это хорошо или плохо?

— Смотря для кого… Для нас с вами, для населения, для тех предприятий, которые не получают валютной выручки, — это, конечно, плохо. Но для экспортеров, которые зарабатывают в валюте, — это хорошо.

— А почему на нас это влияет? Мы живем в рублях или все-таки сильно зависим от доллара? Вот как реально? Почему это для нас так важно?

— Для нас важно, насколько, обесценилась наша валюта. Ее ценность имеет большое значение, потому что мы живем не в замкнутом пространстве, многое покупаем за рубежом, а расчеты производятся преимущественно в долларах, частично — в евро. Мы увидели уже 70 рублей за доллар.

Читайте также:  Очередной пакет санкций США против РФ вступит в силу 19 августа

Если падение рубля не остановится, дальше будет 80, потом доллар подберется к 100 рублям, а там и уже без остановок пойдет вверх. Тогда многие товары сразу же подорожают и потянут за собой другие. Быстро раскрутится общая инфляция…

— Вы прогнозируете или рассматриваете маловероятный вариант?

— Я рассматриваю сценарий, который, на мой взгляд, маловероятен, наименее вероятен. Но тем не менее я не могу сказать, что он абсолютно исключен, что такого не будет никогда. Если такое произойдет, это уже будет означать, что мы на каком-то этапе начала кризиса. Может быть, что уже начиная с уровня выше 75 рублей за доллар, дальше начали бы разгоняться потребительские цены. Это, конечно, уже затронуло бы каждого.

— А пока не разгоняются?

— Пока у нас идет достаточно плавный рост цен. В основном, конечно, растут цены на бензин и непродовольственные товары. По данным Росстата, по итогам августа даже была зафиксирована пищевая дефляция. В основном она идет за счет сезона овощей и фруктов. По другим товарам рост идет, но он плавный. По официальным данным, с августа 2017 по август 2018 года годовая инфляция составила всего 3,1 процента.

То есть мы идем, приближаемся к объявленной цели Центрального банка и правительства — 4 процента в год. Идем сейчас даже несколько быстрее, чем раньше. И скорее всего, мы закончим год именно на этом уровне, может быть, чуть-чуть выше. Но все равно это не будет такая инфляция, как например, в 2015 году, 13 процентов.

Читайте также:  Орешкин: пик проблемы закредитованности придется на 2021 год

Когда растет инфляция, понятное дело, это сказывается на каждом из нас. Ведь растут издержки производства, это означает, что на каком-то этапе начинается массовое сокращение персонала, растет безработица, и, соответственно, мы получаем настоящий кризис здесь со всеми вытекающими последствиями.

— Это — не очень понятно. Если растет инфляция, а зарплаты не растут, то зачем избавляться от профессионалов?

— Для сокращения издержек. Конечно, от высокопрофессиональных кадров, как правило, не избавляются. Но если взять ту же финансовую сферу, с которой мы начали, то она в этом смысле — хороший индикатор. Как правило, сокращение персонала всегда затрагивает, прежде всего, финансово-банковский сектор, а также рекламный и медиабизнес. Такое обычно бывает на самых первых этапах кризиса, когда он только-только начинается. И я думаю, что уже скоро будет понятно, насколько он близок.

Беседовал Саид Гафуров

Подготовил Юрий Кондратьев

По теме:

Рубль падает, бензин дорожает: прогноз финансового аналитика

Что будет с курсом рубля: от России почти ничего не зависит?

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *