Советские офицеры на службе США

Фото: flickr. com/ The U. S. Army

Читайте начало рассказа:

Советский офицер: как нас разрушали

Приключения бывшего советского офицера в Америке

Наш офицер на Диком Западе

В четвертой части долгого разговора с героем этой истории о поступлении на переподготовку и начале службы в армии США.

— Как дальше ваша жизнь там развивалась? Все комфортно, военный университет?

— Это было легко. Быт был обеспечен. И ты задумывался только о том, что ты хочешь делать в следующие три месяца, следующий год. Подготовка велась. И это было интересно, потому что это же новый мир. Его же надо исследовать, открыть для себя, и ты свободен в этом исследовании.

Когда появилось предложение поступить в военный университет другого южного штата, это было еще более лестным для меня — бывшего советского офицера (хотя бывших не бывает, я до сих пор это чувствую). И я сейчас уже не понимаю, как это можно было совместить у себя внутри: советское воспитание и присягу, которую я потом легко поменял на присягу другому флагу.

10 Фото

Чья армия сильнее?

Но на тот момент у меня не возникло никаких препятствий для присяги другому государству, которое, как мы помним, было потенциальным противником. Я до сих пор не могу понять, насколько это совместилось во мне. Хотя были мысли: как же так, как меня будут воспринимать? Ведь это вроде того, что мы нацепим триколор РОА себе рукав…

Читайте также:  На Украине предложили поиграть в "Освенцим"

Что потом, кстати, и оказалось практически точно так. Но препятствий не возникло. Мне кажется, что подобная психологическая и идеологическая подготовка была проведена и еще раньше — в 30-40-х годах. Потому что примерно тот же результат они получили: они смогли увлечь людей с той стороны, с обратной стороны, идеологически их разложить и привлечь к себе.

— По какой специальности вы там проходили службу?

— Офицер противовоздушной обороны, естественно. Я переехал в другой штат и стал готовиться к поступлению в военный университет. Там есть несколько специальных программ переподготовки или повышения квалификации офицеров армии для каких-то нужд. Во многих университетах были бесплатные программы переподготовки бывшего офицерского состава среднего и младшего звена для того, чтобы они снова стали частью армии.

И вот по этой программе я попал сначала на курсы переподготовки офицеров. Хотя юридически я не имел права, ведь я не был офицером американской армии. Но тогда они открыли специальную программу для офицеров Советской армии. Вот это было очень странно, но сначала мы не задумывались об этом. Они стали собирать всех бывших военных, военнослужащих Советской армии для того, чтобы создавать отдельные курсы, отдельные факультеты для их переподготовки для службы в ВВС США.

Читайте также:  Денег нет: россияне рассказали об отпуске на диване

Зачем — мы потом узнали. Но сначала это было очень прекрасно. Потому что как же так — мы же не зря звезды получали? То есть опять мы оказались востребованы в этой среде. И меня тоже подготавливали к этому. Почему? Ты же столько лет отдал этому обучению, столько сил, почему бы тебе снова не поучаствовать в этой среде? Она же не изменилась.

Подумаешь, изменилась форма, подумаешь, изменился флаг, подумаешь, изменились нашивки, твое имя. У нас же не было имен на форме, твое имя стало на латинице — не важно. Но служба — та же самая, только устав немножко другой, другие отношения в иерархии, другие звания. Мне потом, кстати, восстановили мое советское звание по прошествии определенного периода времени и участия в одной из программ стажировки.

Она не имела отношения к официальной деятельности армии США, это была другая группа — частная военная компания. Я стал участвовать в этой программе переподготовки, успешно ее закончил, сдал все тесты. Когда я поступал, то заключил контракт, получил гражданство и на этом основании отдал присягу. Потому что быть военнослужащим армии США не гражданин не может, по закону. Чтобы ты стал служить, нужно принять гражданство и принять присягу.

— С вами были другие наши соотечественники?

— Конечно. У нас в группе было 80 человек, все бывшие военнослужащие в звании не ниже лейтенанта. Вот так они делали. Это были русские, украинцы, молдаване, казахи, грузины, армяне, немного прибалтов… Но это были все советские люди, у нас не было на тот момент (это же все-таки 90-е годы) такого разделения по национальностям еще, и землячеств тоже не было.

Читайте также:  Испания к 2040 году станет страной долгожителей

Поэтому мы были все русское землячество. Мы не разделялись — кто грузин, кто русский, а кто хохол. Это было тоже интересно. Потому что мы встретились с теми, с кем мы служили в соседних частях, в соседних регионах. Мы вспоминали общие имена, общие события.

Это было очень здорово. Это как бы они попытались воссоздать ту среду общения, которая у нас была там, дома. Мы ее как бы перетащили. А точнее, нам позволили перетащить ту среду и дали повариться в нашем маленьком котелке.

— Тоже часть психологической подготовки…

— Да, мы почувствовали снова общность друг с другом. Тем не менее каждый из нас дал добровольное согласие присягнуть другому флагу, но общность-то осталась. Это было такое болеутоляющее. Если бы нас разделили и мы бы оказались в среде афроамериканцев и латиносов, то это было бы другое совершенно. А так — мы были среди своих, мы почувствовали себя среди своих. Это был очень-очень хороший ход.

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Сдавший ЕГЭ на 400 баллов школьник нечаянно поступил в МГУ

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *