Сквозь ядерный взрыв к бессмертию

Беречь «островок разума»!

Он чем-то напоминает медведя, с которым мне довелось встречаться на Байкале лицом к лицу. Могучий, огромный, всесильный, неповторимый, гордый и независимый — таким он предстал на берегу, когда вышел из тайги, чтобы прогуляться вдоль холодной воды, где не было гнуса. Казалось бы, медведь должен был внушать страх, но мне он показался добрым существом. Он окинул нас, непрошенных в тех местах гостей, взглядом и продолжил свой путь, упорно и непоколебимо.

Этот образ медведя на берегу Байкала каждый раз всплывает в памяти, когда я встречаю Владимира Фортова.

Мы знакомы почти полвека, и могу подтвердить: Фортов никогда не сворачивал с того пути в науке, который он выбрал в юности.

Но, ох, как нелегок был этот путь!

Из представления на Демидовскую премию: «Академик К. Е. Фортов — автор более 600 научных работ и 30 монографий. Им разработаны генераторы мощных ударных волн и экспериментальные методы изучения теплофизических свойств вещества и энергетических процессов в экстремальных условиях с использованием взрыва, лазерных, релятивистских электронных и ионных пучков. Ему принадлежат пионерские работы по изучению сильнонеидеальной пылевой плазмы. Впервые получены плазменные кристаллы и жидкости в тлеющем разряде, в термической плазме, в плазме ультрафиолетового излучения, в радиоактивной и криогенной плазме, выполнены эксперименты по кристаллической плазме в условиях микрогравитации на космических станциях «Мир» и МКС.

Академик В. Е. Фортов выполнил большой комплекс работ по специальной тематике. Он участвовал в ликвидации аварий на Чернобыльской АЭС и Саяно-Шушенской ГЭС».

В канун 70-летия отца и весенних выборов президента РАН (они не состоялись из-за того, что чиновники знали, что победит В. Е. Фортов!) Светлана Владимировна осуществила прекрасный проект: она рассказала о своем отце устами коллег и друзей, а также его собственными воспоминаниями. Появилась уникальная книга «Траектория». К сожалению, она не предназначена для широкого распространения — тираж мал, по сути — это рукопись. А жаль! Книга дает представление о жизненном пути Человека, Ученого, Гражданина, Патриота, чья биография впитала в себя не только судьбы отдельных людей, но и всей страны. Мне кажется, даже крошечные фрагменты «траектории академика В. Е. Фортова» ярко и убедительно подтверждают это.

Итак, слово Владимиру Фортову:

«Мне повезло, мой дядя Юрий Васильевич Кондратьев, лауреат Ленинской и Сталинской премий, известный ученый-ядерщик, рассказывал мне массу интересного об испытаниях ядерного оружия. Однажды во время юбилея дяди в комнату, где гости выпивали, вошел Курчатов. У меня, восьмилетнего мальчика, создалось впечатление, что появился огромный человек-шкаф, такой «квадрат» с бородой, очень весе6лый. Он рассказывал много анекдотов, шутил. Кстати, увидев более чем скромные условия жизни Ю. В. Кондратьева (полторы комнаты в деревянной коммуналке), он сказал: «Что же ты молчишь? Живешь здесь анахоретом». И через месяц дядя переехал в новую квартиру…

Со второго курса я был направлен на базовую кафедру в Институт Физики Земли (ИФЗ) АН СССР. Я поступил в Физтех в 16 лет, а в 17 уже попал в спецсектор ИФЗ, который занимался ядерными взрывами… Я тогда был сильно увлечен ядерной физикой, и мне казалось очень интересным применить ее в ракетной технике. Но не в качестве боеголовки, наверху ракеты, а в хвостовой — двигательной ее части. Так я попал в отдел член-корреспондента В. М. Иевлева — человека исключительной эрудиции и таланта. Там в обстановке суперсекретности велись работы по разработке ракетного двигателя с газофазовым ядерным реактором. Нам, студентам, читали секретный курс физической газодинамики, имя в виду подготовку специалистов для работы над ядерными и плазменными ракетными двигателями, а также над гиперзвуковой аэродинамикой входа в атмосферу боеголовок и космических кораблей…

Научный центр в Черноголовке теперь расширился, стал известным, а раньше это был «закрытый» город. Здесь прекрасная библиотека, хорошие условия для работы. Всегда была великолепная атмосфера. Достаточно сказать, что за 40 лет у меня не было выходных, но никто не принуждал работать в субботу и воскресенье — сами шли!…

О физике плазмы нельзя говорить однозначно. Плазма возникает в самых разнообразных технических устройствах и космических объектах. Она бывает релятивистская, низкотемпературная, жидкая, жидкоподобная, кристаллическая. Самое главное, ради чего стоит заниматься наукой, — это попытки увидеть что-то новое и понять, как устроен мир…

Каждый год мы с коллегами находим что-то новое, какие-то новые явления, которые не предсказывались ранее или были слабо прогнозируемыми. Например, недавно мы изучили металлизацию вещества при сжатии и давлении около 1 млн атмосфер. Мы обнаружили, что плазменный фазовый переход может происходить сразу в нескольких ситуациях: начиная с пылевой плазмы и кончая плазмой, которая присутствует в недрах таких планет, как Сатурн и Юпитер, и многих звезд…

Довольно быстро я стал членом-корреспондентом, потом академиком. Как только я стал академиком, моя вольготная жизнь кончилась. Меня назначили председателем РФФИ, хотя я к этому не стремился и без особого восторга взялся за дело, понимая, что придется вести очень большую организационную работу за счет научной. Я вообще не хотел заниматься административной работой, но тогда началась перестройка. Перестройка была болезненна в первую очередь для науки, так как финансирование было сокращено в 20-30 раз… В декабре 1992 года мы начали с нуля: РФФИ был первой организацией в России, созданной для поддержки фундаментальных научных исследований на чисто конкурсной основе, без всяких ведомственных ограничений…

Читайте также:  СМИ Германии: Россия не потянула производство "сверхоружия"

Мой срок на посту Председателя РФФИ заканчивался, и я считал уже себя «свободным художником», чтобы заниматься только своим основным делом — физикой плазмы. Вдруг осенью 1996 года меня вызывает Борис Николаевич Ельцин и с подачи президента РАН Юрия Сергеевича Осипова предлагает стать министром науки. Для меня это было как гром среди ясного неба. Я сказал — нет. После трех или четырех таких бесед Б. Н. Ельцин сказал мне так: «Знаете, Владимир Евгеньевич, если Вы отказываетесь, я назначаю вот этого человека». От одной фамилии у меня волосы встали дыбом. И я немедленно согласился. Это был сложный момент… Во время работы с В. С. Черномырдиным у нас сложились очень добрые человеческие отношения. Работая в Белом доме, я всегда держал при себе папку с документами, которые хотел подписать у Виктора Степановича. И очень часто, идя по коридору Белого дома и завидев его, я отработанным движением доставал эту папку, а он автоматически вынимал авторучку, чтобы подписать. Окружение В. С. Черномырдина шутило, что Фортов выработал у Черномырдина безусловный рефлекс на свою папку: как у собаки Павлова — рефлекс на колбасу…

По известному образному выражению, фундаментальная наука — та самая яблоня, которая дает яблоки. А мы почему-то заняты лишь изготовлением тары для них, будто главный лозунг и смысл нашего времени воплотился во фразу: «Реализация со склада в Москве». Общество должно понимать, что в России остается еще «островок разума» — это Академия наук, где есть еще квалифицированные специалисты, которые не хотят уезжать, а рвутся работать, где еще сохранились силы, чтобы вести фундаментальные исследования. И нужно не перекраивать этот «островок», а беречь его и расширять…»

Только факты: «В.Е. Фортов поднимался на Эверест, пилотировал сверхзвуковые самолеты. Он — кандидат в мастера спорта по баскетболу и мастер — по парусному спорту. Он участвовал в глубоководной экспедиции на Северный полюс, в экспедициях на Южный полюс и Полюс относительной недоступности, а также на станцию Восток в Антарктиде. Он опускался на аппарате «Мир» на дно озера Байкал. Он на яхте обошел мыс Горн и мыс Доброй Надежды, а также пересек Атлантический океан».

Я не встречал ни одного члена Академии наук, будь то маститый академик или молодой член-корреспондент, который не гордился бы тем, что президентом РАН был Владимир Евгеньевич Фортов. Его величие в науке и прекрасные человеческие качества очевидны. И именно это не устраивает тех, кто у власти. Чтобы не подставлять Академию под новый удар чиновников, Владимир Евгеньевич решил не участвовать в новых выборах президента РАН…

В лифте встретил Фортова.

— Как настроение? — поинтересовался я.

В ответ Владимир Евгеньевич улыбнулся:

— Счастлив! Все позади, впереди — только наука…

Я сказал, что вечером уезжаю в Минск, там встречусь с учеными, побываю в разных институтах, поинтересуюсь контактами между Академиями двух стран.

— Завидую, — сказал Фортов.- У меня там много друзей, да и работаем по ряду направлений вместе. Кстати, там обстановка спокойная, деловая, творческая — выборами президента не занимаются…

Мы рассмеялись, прекрасно поняв друг друга. А потом я поинтересовался, почему он вновь не участвует в выборах.

— Хватит, — ответил Фортов, — научаствовался, теперь только наука!

На Общем собрании академик В. Е. Фортов избран академиком-секретарем Отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления РАН. Эта должность подразумевает прежде всего занятия наукой, а уж потом администрированием. Так что желание нового лауреата Демидовской премии исполнилось.

Тепло родной земли

Из окон кабинета видны многочисленные сооружения Сколково. Многие из них построены на полях знаменитой «Немчиновки» — научного центра, где создавались и создаются новые сорта сельскохозяйственных растений.

— Мы еще не уничтожены полностью, потому что на нашу защиту встал Геннадий Алексеевич Романенко, — рассказывает академик Б. И. Сандухадзе. — Ему удалось убедить высшее руководство страны, что-то, что будет создано в Сколково — это в лучшем случае далекое будущее, а наши пшеницы — это сегодняшний день.

Академик Сандухадзе создал 15 сортов озимой пшеницы, добился невиданных доселе ее урожаев — свыше 100 центнеров с гектара, а в некоторых случаях и свыше 140 центнеров. Нечерноземная зона, ранее считавшаяся «неперспективной», превратилась в один из основных регионов производства пшеницы очень высокого качества. Миллионы гектаров земель засевается сегодня сортами, созданными в «Немчиновке», и когда на самом высоком уровне идет речь о небывало высоких урожаях, полученных в России в этом году, то одна из главных заслуг — это работа ученых-селекционеров. И лидер среди них Баграт Исменович Сандухадзе. Он стал первым представителем сельскохозяйственных наук, удостоенным Демидовской премии. Вторым — академик Г. А. Романенко.

Из представления на Демидовскую премию: «Академик Г. А. Романенко — автор около 500 научных работ, в том числе 49 книг и брошюр, из них 7 монографий. Он проявил себя крупным ученым по комплексному научному обеспечению развития АПК РФ, научно-обоснованному сбалансированному реформированию сельскохозяйственных предприятий. Им разработаны пути повышения эффективности отрасли растениеводства на основе внедрения промышленных технологий.

Незаурядные способности Г. А. Романенко как крупного организатора-ученого особенно ярко проявились в руководстве Российской академии сельскохозяйственных наук. На его долю выпали сложные и ответственные за науку, ее будущее, годы. В условиях жесточайшего экономического кризиса, непродуманных в аграрном секторе реформ ему удалось сохранить Россельхозакадемию как главный центр по научному обеспечению агропромышленного комплекса России».

Читайте также:  Раскрыты причины гибели цивилизации майя

— Именно с ним связаны наши неоспоримые успехи в развитии науки, — говорит Сандухадзе. — Речь идет о создании новых сортов разных культур — от пшениц до винограда, риса и кукурузы, и так далее. Все лучшие человеческие качества у Геннадия Алексеевича присутствуют. Доступен, простой, очень внимательный, следит за работами своих коллег не формально, по-товарищески, радуется их успехам. В той Академии сельскохозяйственных наук, которую возглавлял Романенко, люди достигли выдающихся результатов в селекции зерновых культур и животных. Раньше Россия занимала по зерну 3-4 место, а сегодня мы опережаем всех не только по объемам, но и по качеству зерна. В этом подъеме очень большая заслуга Романенко. Он очень трепетно относился ко всем селекционерам, и именно они обеспечили лидерство России. К нам он приезжал каждый год не за отчетами, а по-товарищески, дружески, чтобы по возможности помочь… Его заботу мы ощущали постоянно. Не будь его поддержки, мы не вышли бы на Дальний Восток, где сейчас ведутся большие работы с нашими сортами. Сегодня мы можем смело говорить о том, что хлеб России активно завоевывает рынки во всем мире, постепенно оставлял позади торговлю нефтью и газом… Да, такое звучит непривычно, но это факт! И случилось это потому, что во главе нашей сельскохозяйственной науки стоял Г. А. Романенко. Я уж не говорю о том, что он и сам не только прекрасный администратор, но и великолепный ученый…

Только факты. Слово академику Г. А. Романенко:

«Мало кто сегодня знает, что родина подсолнечника — Россия. Академик Василий Пустовойт эту культуру создал, Институт масличных культур в Краснодаре носит его имя. Раньше считалось, что более 30% масла в зерновке не может быть, а сейчас другую проблему решаем, как уменьшить в подсолнечнике содержание масла до 50-52%, потому что при превышении 56% зерно не храниться…

В школе академика Лукьяненко был выведен сорт пшеницы «Безостая 1», который 60 лет во всем мире является донором новых сортов. А теперь уже не один, а несколько сортов пшеницы дают урожайность 100, 110, 130 центнеров с гектара. При этом урожаи не на опытных делянках, а на полях фермеров, кооперативов и крупных хозяйств…

Тысячу лет в Подмосковье не могли вырастить пшеницу, из которой можно делать хлеб. Всегда добавку везли с Поволжья, с Кубани, со Ставрополья. Академик Сандухадзе и его ученики создали сорта озимой пшеницы «Московская 39», «Московская 56» «Татьяна», «Галина», которые без всяких добавок дают высококачественный хлеб. У него, кроме того, высокие урожаи: 100 и более центнеров с гектара, для сравнения, в среднем по стране — 22 центнера, в хороших хозяйствах Московской области — 30-40…

В последнее время великолепные результаты по кукурузе. Когда Хрущев заставлял заниматься кукурузой всех и вся, привезли семена из Средней Азии. Период вегетации 140-150 дней, а у нас тепла в Подмосковье только 100 дней. Были созданы две научные школы: первая, под руководством академика Гаджиева, занимавшаяся созданием сортов для юга с периодом вегетации 110-120 дней, вторая, академика Галеева, занималась получением скороспелых сортов. Ученики Галеева сегодня успешно выращивают гибридные сорта кукурузы в Татарстане, в Башкирии и более северных районах. Период вегетации 100, а задача ставится, чтобы за 90 и менее дней кукуруза давала зерно…

Вырвались вперед наши селекционеры и производственники по рису. Сейчас на Кубани получают миллион тонн рисового зерна. При этом мы выращиваем рис в условиях с периодом вегетации 110-120 дней, а в мире период вегетации — 140-160 дней…

Много говорилось о проблемах выращивания гороха и сои в России. Горох сегодня можно выращивать во многих регионах, а соя — южная культура, которая благодаря труду селекционеров, технологов и агротехников движется на север. Если на юге спокойно получают 4 тонны с гектара, то в зоне Рязани — 5-6 т/га. Недавно мы радовались получению миллиона тонн сои, а сейчас мы имеем два миллиона и выходим на 3-4 миллиона тонн…

Недавно наши конники получили жеребенка из спермы, замороженной 32 года назад…

К нам приезжал крупный винодел из Франции, пробовал наши вина. Вино с Тамани оценил как хорошее, крымские марочные ему не понравились, а вино из нашего «Красностопа» оценил как великолепное и готов был начать торговать им в Ницце сразу…»

Перечень достижений сельскохозяйственной науки, которой много лет руководил академик Романенко, можно продолжать и продолжать. Уже очевидно, что нашими селекционерами и специалистами можно по праву годиться наравне с физиками, химиками и биологами. Жаль, что это мы не делаем…

В последние годы Геннадий Алексеевич особое внимание уделяет генетически модифицированным продуктам. О его отношении к ГМО его расспросил один из моих коллег. И вот, что ответил ученый: «В научном плане работали, работаем и должны научные учреждения работать по этому направлению. От использования ГМО-продуктов для детей и пожилых людей я бы пока воздержался. Например, я соавтор патента на трансгенных овец. Мы создали стадо, получаемое молоко начали использовать для медицинских целей. Стадо разместили в Поволжье. Мы создали трансгенных перепелов. Обычное перепелиное яйцо весит 8-11 грамм, а трансгенные перепелки начали давать яйца по 18-20 грамм. Через 17 поколений идет возврат к исходным формам. Что это такое, как это происходит — надо с этим работать. Я против генетически модифицированных овощей и фруктов — ну невозможно генетически модифицированный помидор или клубнику есть! Я сколько раз говорил, что был противником этого и буду. Но если генетически модифицированный хлопок получать или что-то подобное, почему нет».

Читайте также:  Ученые начнут охоту за глубоководными животными

… Ученые всегда в поиске. Это еще раз подтверждает новый лауреат самой престижной в России среди научной общественности Демидовской премии.

«Лет до ста расти нам без старости»

Две тысячи лет назад Вергилий произнес такие строки:

«Счастлив тот, кто сумел вещей постигнуть вершины,

Кто своею пятой попрал все страхи людские…»

Как ни странно, но мысль поэта Древнего Рима звучит и сегодня столь же актуально, как и для наших предков. И это лишний раз подтверждает академик Скулачев. Правда, не «пятою своей», а глазами…

Наши жизненные пути пересеклись более полувека назад, когда молодой биолог получал премию Ленинского комсомола. Тогда о нем было сказано коротко: «Он ворвался в новую область биологии, и нам следует ждать новых открытий!» Мне тогда показалось, что так и должно быть: ведь только что закончилась эпоха «лысенковщины», и отечественная биология наконец-то вырвалась на научные просторы. Однако для молодого ученого из МГУ эти слова стали не только девизом жизни, но и послужили толчком для прорыва в новую область науки, Ее не только предстояло открывать, но и последовательно — день за днем, год за годом — развивать.

Владимир Петрович работает в МГУ. Он воспитал несколько поколений биохимиков и биологов широкого профиля. Его бывших студентов можно встретить во многих институтах и вузах страны. Некоторые уехали на Запад, и там достойно представляют своего Учителя. В общем, учеников много, а вот последователей не очень. Почему? В ответе на этот вопрос и кроется «великая тайна Скулачева».

Дело в том, что Владимир Скулачев утверждает, что процессом старения можно «управлять». Мол, хочешь стареть — дряхлей, хочешь оставаться молодым — оставайся!

Фантастика?

Безусловно!

Может ли быть такое?

Академик Скулачев не только утверждает, но и доказывает это своими экспериментами, которые он проводит много лет. Суть его открытия состоит в том, что в наших генах закодирована программа старения. Надо только ею управлять, а для этого нужно создать соответствующее лекарство. И это современная наука может сделать!

Наверное, подобные слова могут показаться слишком уж преувеличенными, мол, желаемое выдается за действительность. Однако академик Скулачев начал эксперимент… на самом себе! Он испытывает новое лекарство сам. К сожалению, привлечь добровольцев не может, так как это закон запрещает — рисковать можно лишь своим здоровьем.

Будь моя воля, я с удовольствием присоединился бы к эксперименту академика Скулачева. А пока могу лишь констатировать: Владимир Петрович выглядит на пару десятков лет меньше. Там утверждают все знакомые женщины, а им доверять можно…

Из представления на Демидовскую премию: «Академик В. П. Скулачев — автор более 700 научных работ, многие из которых опубликованы за рубежом. Сегодня он самый цитируемый биолог, работающий в России. Им описано явление мембранного переноса электронов (зарегистрировано в качестве открытия), обнаружен эффект терморегуляторного разобщения окисления и фосфорилирования, доказано превращение химической и световой энергии в электричество посредством белков внутриклеточных мембран. Он описал одно из самых удивительных «изобретений» живой природы: электромотор из белков, вращающий жгутик бактериальной клетки и тем самым делающей ее подвижной. В последния десятилетия В. П. Скулачев занялся разработкой концепции старения организма как программы и поиском ее торможения».

Суть теории старения Скулачева можно упрощенно представить в ряде тезисов — не будем же мы разбираться в генетических структурах и митохондриях!?

Итак, они звучат так:

«Человек создает параллельный воображаемый мир, который воспринимает как реальный…

Жизнь изобрела смерть, чтобы быстрее шла эволюция…

Человек умирает тогда, когда захочет…

Однолетние растения живут до тех пор, пока появляются семена. Если не допускать этого, то растения становятся многолетними…

Не о бессмертии идет речь, а о том, что жить надо до тех пор, пока хочется этого…

Сто лет жить или двести — человек выбирает сам…

Киты выбрасываются на берег, потому что слепнут. Глаза — это окна в наш мир…

В Библии записано — 120 лет. Неужели это предел?…

За ХХ век продолжительность жизни увеличилась вдвое. Чего же нам ждать в ХХ1 веке?…

«Программа старения» — это начало новой отрасли науки…

В проекте «Ионы Скулачева» работает около 300 ученых во всем мире. Цель проекта — создание лекарственных препаратов, которые помогут замедлить старение организма…»

Каждый тезис, произнесенный Скулачевым, — это не только определенный итог его исследований, но и основа философских размышлений о будущем.

Да, почему я вспомнил строки римского поэта и упомянул не о «пяте», а о «глазах»?

Не рекламы, а истины ради: спросите в аптеке о каплях для глаз Скулачева, и вы получите пузырек с лекарством, которое сделает взор ваш лучше, ясней. Его создал тот самый ученый, который удостоен Демидовской премии в 2017 году.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *