Скука превращает космонавтов в кабачки

Вообще астронавты развлекаются, как могут. Например, канадский космический путешественник Крис Хэдфилд планирует взять с собой на борт Международной космической станции гитару, чтобы записать на орбите несколько песен, которые он специально выбрал перед полетом. Он отправится на МКС на российском корабле «Союз» в декабре 2012 года. Как знать, глядишь, все-таки с собой он гитарку-то и прихватит, и песенку из космоса споет.

Кстати, как уже писала «Правда.Ру», экипаж МКС хочет провести на орбите собственные спортивные соревнования. Если эта идея будет одобрена, космические игры совпадут по времени с июльской «земной» Олимпиадой в Лондоне. О решении устроить спортивные состязания на орбите сообщил астронавт Японского космического агентства Акихико Хошиде, готовящийся к отправке на МКС в составе очередной экспедиции. По его словам, даже в космосе нельзя оставаться в стороне от такого глобального спортивного события, как Олимпийские игры.

Читайте подробнее: Астронавты на МКС хотят провести собственную Олимпиаду

В общем, астронавты и космонавты в космосе не грустят и не скучают, и, чтобы себя развеселить и приободрить, предпринимают все возможные усилия. Что уж говорить о моряках, которые месяцами пропадают в морях-океанах! Кстати, говорят, и самого первого космонавта Юрия Гагарина под воду тянуло. Недаром он в свое время признался, что если бы не попал в космонавты, стал бы подводником. Ну, а о том, как подводники тоску разгоняют юмором и хитрыми подколами, написано было не раз и не два.

Без улыбки на флоте не прожить — это точно! Здоровый смех помогает морякам преодолевать все трудности океанской жизни. Из уст в уста передаются многочисленные флотские байки о том, как в море не заскучать, основанные на чистой воды фактах. Вот, например.

Читайте также:  В Тюмени жители многоэтажки в любой момент ждут обрушения здания

Баренцево море, борт атомной субмарины, глубина 120 метров, ход 12 узлов, акустический горизонт чист. На вахте третья боевая смена, на земле около полуночи. А в центральном посту АПЛ вахмех (вахтенный механик), командир дивизиона живучести, вахцер (вахтенный офицер) и помощник командира (пом) от скуки упражняются в дифферентовке на ходу.

Пом, потомственный штурман, мореман в третьем поколении (дед его чуть ли не на «Авроре» служил) учит вахмеха дореволюционной методике: мол, раньше, чтобы лодку наклонить, приказывали подводникам то в нос, то в корму бегать. Он же пудрит мозги трюмному мичману за общекорабельным пультом: «А ну-ка, перегони с десяток подводников в первый отсек! Ты что, не понял, чучело? Дай тонну в носовую дифферентную! Всему вас учить надо…».

Он же наставляет рулевого за пультом «Шпат»: «Если указатели положения рубочных и больших кормовых горизонтальных рулей вверх направлены, как стрелочка, надо откачивать из уравнительной, если вниз — принимать!» Вахмех наблюдает за дрессировкой пультовиков вполглаза: надо к сдаче вахты готовиться, журналы заполнять, дифферентовку на ноль часов подкалькулировать и так далее. Потом он шепчет что-то на ухо трюмному, подмигивает рулевому и отпрашивается у вахцера в гальюн. На секундочку.

Пом снисходительно машет лапкой: ступай, и без тебя справимся. Вахмех уходит, и тут трюмный вдруг заявляет: «Ой, что-то мой пульт ОКС (общекорабельных систем) не фурычит, зараза!» Пробует погонять воздух по дифферентной системе, пустить ГОНы (главные осушительные насосы) — не получается. И воздушный пульт чего-то барахлит — никак не продуться в случае чего. Ни хрена не фунциклирует! А рулевой тут же страшно шепчет: «Ого, лодка руля не слушается, пульт «Шпат» отказал!». Вахцер медленно бледнеет.

По внутрикорабельному телефону звонок: это комдив-три перед гальюном заглянул на пульт ГЭУ. У операторов, оказывается, какая-то ерунда с турбинами творится, скоро крутиться перестанут. А у реакторов скоро АЗ (аварийная защита) сработает. Вахцеру то холодно, то знойно. Рулевой добавляет жару: медленно проваливаемся на глубину…

Читайте также:  10 декабря: День прав человека, День футбола и Плевна

Ошалевшему вахцеру не приходит в голову даже глянуть на глубиномер. Дрожащие руки лихорадочно тянутся то к микрофонной гарнитуре «Каштана», то к внутреннему телефону. Будить командира, играть тревогу, читать молитву? Командир башку открутит, за тревогу кап-три не дадут (а срок уж близко), а бога, как учит марксизм, вообще нет. Где вахмех, совсем обделался там в своем гальюне, что ли?

Пом принимает наимудрейшее решение — щелкает тумблером жилого 5-бис отсека на «Каштане» и испуганно блеет в микрофонный «банан»: «Эй, вахтенный, срочно буди всех, пусть бегут в десятый отсек! Да, развод там будет. Да, обе смены поднимай! Дурень, нам нос лодки поднять нужно!! Всем подъем!!!»

Втихаря согнать подводников в корму не получается. Трезвонит телефон, хрюкает «Каштан». Сонные голоса невежливо интересуются, не сбрендил ли центральный. Появляется вахмех, облегченный и счастливый после гальюна. Заговор раскрывается. Пом не обижается, потому что все хорошо кончается. Все работает! Его комментарий вахмеховского (а также трюмовского и рулевского) подкола через несколько лет используют в популярном кино: «Ну, мужики, вы, блин, даете!».

Ну или вот такая история, от которой длительное плавание становится как-то короче. Атомная подлодка вышла на испытания из Северодвинска, бороздит испытательный полигон Белого моря уже в подводном положении. Народу на борту человек 400 — экипаж, сдаточники, наука, военпреды, штабисты. Питание в столовой и кают-компании в шесть смен, каюты и проходы в отсеках забиты под завязку. Ходовые испытания…

Кок, пришедший на лодку пару лет назад с береговой базы (для льготной выслуги) и только недавно переделанный из прапорщиков-краснопогонников в мичманы, заходит в центральный пост, спрашивает у командира: «Тащ к-р, добро наверх курнуть? Трое суток от котлов не отходил…» И резво отдраивает нижний рубочный люк. Его стаскивают за ноги с трапа уже у люка верхнего. Командир экс-прапора не наказывает: готовит уж больно вкусно и ворует немного.

Читайте также:  Священник: чтобы остановить убыль населения, рожать надо в 17-18 лет

Ехидный замполит периодически забредает в центральный, тыкает тумблер «Каштана» с биркой «Амбулатория» и мощно рявкает: «Доктор, хватит спать!» И тут же, довольный донельзя, удаляется в свою каюту. Естественно, вздремнуть. Так же регулярно, аккурат когда зам засыпает, в центральном возникает док и просит кого-нибудь позвонить в политруковскую каюту: мол, к береговому телефону начпо базы вызывает.

Зам прибегает вечно взъерошенный, испуганный и мямлит: «Ой, сейчас точно вздрючат за боевые листки (конспекты первоисточников, планы соцсоревнований)». Поняв шутку, веселится и уходит обратно спать, чтобы ровно через час, как Штирлиц, на автомате проснуться и потревожить сон доктора. Процедура «док-зам» повторяется до бесконечности: под водой повторение — мачеха учения. Каждый раз градус оптимизма в центральном повышается.

Глядя на военных, решают повеселиться и заводчане. По общекорабельной связи звучит команда: «Наладчику такому-то прибыть в центральный пост к береговому телефону». Наладчик, у которого жена должна со дня на день родить, прибегает, хватает трубку и слышит: «Это главврач роддома, поздравляю, у вас тройня, все девочки!»

Бедный парень, у которого две девки уже есть (парня хотел!) чуть не плачет. И понуро бредет к сдаточному механику просить шила на протирку матчасти. С горя. Когда же ему объясняют, что над ним просто подшутили, «протирает» уже с великой радости…

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:
«Пчела» из сериала «Бригада» покаялся перед Россией
Астролог: рожденные 20.04 амбициозны
Николай Дроздов призвал лечить живодеров истовым православием
Криминалист: как выжить в нынешнем мире управляемого хаоса
Что французская пресса пишет о содеянном ведущим "наполеоноведом"
18 ноября: День рождения Деда Мороза, Антарктида и "мертвая петля"
В США умер автор книг по истории семьи Романовых Роберт Мэсси
"Новогодние" мошенники действуют в Чувашии

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *