Шито-крыто: было пожизненное, стало досрочное

Алкоголь и рецидив — уже не отягчающие условия?

Помимо УДО есть в судебной практике и второй способ выйти досрочно — добиться переквалификации статьи, обычно в связи с вновь открывшимися обстоятельствами дела, доказывающими невиновность человека или отсутствие умысла.

Анвар Масалимов, осужденный за убийство с расчленением, был выпущен именно по переквалификации статьи еще в 2016 году. Однако информация об этом появилась в публикации «МК» только сейчас.

Журналист Ева Меркачева сообщает, что экс-заключенный приехал в Москву из колонии «Полярная сова» в Ямало-Ненецком автономном округе и «растворился в столице».

ФСИН по запросу СМИ разъяснила, что Масалимов был освобожден по причине изменения приговора с убийства при отягчающих обстоятельствах (ст. 102 УК РСФСР) на убийство без отягчающих обстоятельств (ст. 103 УК РСФСР), что предусматривает максимум 10 лет лишения свободы.

«Президиум Вологодского областного суда освободил Масалимова от дальнейшего отбывания наказания с формулировкой «в связи с принятием закона, улучшающего положение осужденного», — пишет «МК».

То есть человек свое отсидел с гаком, надо «улучшать условия». Чем руководствовался суд при переквалификации — не обсуждается, неужели алкогольное опьянение и рецидив (посадили Масалимова за второе по счету совершенное им убийство) уже не являются «отягчающими обстоятельствами»?

Читайте также:  Кто следующий: глава НАК назвал республики для чисток и посадок

Масалимов является убийцей-рецидивистом, у него «уже сформировалась поведенческая установка, для него убить человека не составит большого труда, нравственных, моральных переживаний по этому поводу он испытывать не будет», — считает руководитель правозащитной организации «Зона права» Сергей Петряков, полагая, что Масалимов «хитрый» человек, и история с его «растворением в Москве» под видом желания уйти в монахи это доказывает.

Пойдет ли волна освобождений «пожизненников»?

Ева Меркачева ставит вопрос о том, не станет ли таких случаев освобождения «пожизненников» все больше. Подобные опасения, по мнению Сергея Петрякова, безосновательны: переквалификация статьи — очень редкий вариант освобождения, надо много потрудиться, чтобы ее обосновать, а по УДО — нет таких прецедентов.

Главное основание условно-досрочного освобождения — это исправление. Но, по мнению правозащитника, в России «прокурорский, судебный корпус, ФСИН не готовы к принятию на себя такого рода моральной ответственности».

Ко всему прочему, в России «в принципе нет системы ресоциализации для категории этих осужденных». Их даже не переводят в общий отряд, чтобы «пожизненник хотя бы в кругу осужденных смог себя проявить, показать, действительно ли он нацелен на освобождение». 

Читайте также:  Кадыров честно рассказал про извинения и отношение к Конституции

Какие ваши доказательства?

Сергей Петряков добавил, что по Масалимову был годичный срок для подачи прокурорского постановления об отмене решения суда. А теперь поворот обратно невозможен по процессуальным нормам. 

Что же касается контроля за экс-заключенным, то если бы он был отпущен по УДО, то полагается административный контроль, а так — по переквалификации он свои 10 лет отсидел, и госорганы к нему претензий не имеют.

Можно, конечно, надеяться, что это единичная история. Но ясности в этой истории нет, пока Масалимова не найдут (или он не найдется сам, и не дай Бог после нового преступления).

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *