Поэт-песенник Евгений Муравьёв: у шоу-бизнеса радужная картинка только по одну сторону экрана

Дайте случаю шанс

— Евгений, вы родились в Казани, окончили авиационное училище, затем авиационный институт, летали на самолётах Ан-2. Потом уехали в Эстонию работать учителем. И вдруг стали писать тексты песен. Одна Ирина Аллегрова порядка 50 ваших песен поёт. У Аллы Пугачёвой есть «Речной трамвайчик», у Надежды Кадышевой есть «Широка река». Почему вы стали писать песни?

— Было желание и азарт попробовать: получится — не получится. На пробу написал 25 текстов и решил их показать Игорю Крутому. Но я не сразу пришёл к Игорю Яковлевичу, пытался встречаться с артистами, через директоров передавал тексты Ирине Аллегровой, Валерию Леонтьеву, когда у них были гастроли в Казани.

Потом Игорь Крутой, когда мы встретились,  сказал: «Я твои тексты посмотрел, но дело в том, что эти тексты мне ещё показали Ира Аллегрова и Леонтьев».

Я с Игорем Яковлевичем встретился в марте, а в августе он мне позвонил, сказал, что написал 12 песен и просит меня подъехать, заключить договор на эти песни. Первую  песню исполнила Ирина Аллегрова — «Её высочество», Игорь Яковлевич спел песню «Ветка каштана», Буйнов спел «Зеркала». Это был концерт «Вечер Игоря Крутого» в 1998 году.

— Как происходит  творческий процесс?  Что помогает, а что мешает?

— Работаю утром. Я пробовал как-то писать вечером, фантазия вроде пробуждается, но утром на свежую голову посмотришь и то, что писалось вечером, меня абсолютно не устраивало, поскольку я человек ироничный к себе и критичный. 

Когда переехал в Москву, надо было тексты показывать, интернета тогда не было. То есть надо было искать контакты, с кем-то встречаться. Я снимал комнату в Москве года четыре, потом песни стали меня кормить,  купил небольшую квартиру. И так потихоньку вписался в шоу-бизнес. Когда человек смотрит на экране телевизора на наш шоу-бизнес, все друг друга знают, обнимаются, целуются. А когда ты сам оказываешься за кулисами, то видишь реальные взаимоотношения людей: у кого-то симпатия, антипатия, у кого-то привилегии, у другого привилегий нет. То есть картинка яркая по одну сторону экрана, а по другую сторону она не такая радужная.

Читайте также:  Поэт-песенник Евгений Муравьёв: у шоу-бизнеса радужная картинка только по одну сторону экрана

— Дружеские отношения у вас, наверное, больше с композиторами?

— Да. Я попал в этот мир уже во взрослом возрасте, мне было 36-37, ну и работал в основном с композиторами. Приношу текст, нравится не нравится, и дальше композитор  пишет песню и предлагает исполнителям. Большая удача, что я встретил на своём пути:

  • Игоря Крутого,
  • Кима Брейтбурга,
  • Алексея Гарнизова,
  • Александра Морозова.

Это люди профессиональные, талантливые, не оторванные от земли, понимающие, что нужно, и абсолютно человечные по отношению к тому, кто зашёл с улицы в мир шоу-бизнеса. Некоторые у меня спрашивают: «Что, просто пришёл, принёс текст и ушёл? И тебе позвонили, и всё?»

Да, это дело случая, как повезёт. Но случаю надо давать шанс — не просто сидеть и стенать. Сам не сделаешь, никто за тебя не сделает, не поможет. Помоги сначала себе сам.

По вдохновению и на заказ

— Иногда на автора нисходит вдохновение, и за 15 минут без единой помарки текст готов. Было такое у вас?

— Конечно. Я собрался ехать к Александру Григорьевичу Костюку показывать текст для Надежды Кадышевой. У меня было три, и я решил, что маловато, давайте ещё ей напишу.

Читайте также:  Стереотипный образ Кириллова оказался намного шире

Полчаса у меня ушло на то, чтобы написать песню «Широка река».

Но так бывает далеко не всегда. Как-то я писал два дня один текст. Там был дуэт для Людмилы Николаевой и Алексея Гомана. Люди разновозрастные, разнохарактерные, и найти общий текст было сложно. Ким Брейтбург написал музыку, потом сняли клип — «Облака». Песня получилась замечательная. Но объединить певцов и найти общие слова было непросто.

— Вы говорили, что вам заказные песни писать даже легче.

— Я не люблю дедлайны, хотя быстро работаю. Но в заказных песнях ставится задача, всё уже понятно приблизительно. Не надо выдумывать из головы, есть ключевые слова. Люди формулируют то, что они хотят услышать.

Мы с Аркадием Укупником писали песню на заказ для пограничной службы. Он говорит: «Посмотри информацию на сайте». На сайте всего два слова. Когда я ему принёс текст, он говорит: «Ну ты даёшь». Песню приняли, всё хорошо получилось. Другое дело, когда говорят: «Напишите нам хит». Я говорю: «Ребята, как вы представляете: в этой пачке лежат хиты, а в другой не хиты? Вот из этой пачки мы отдаём, а вот из этой нет?» Или говорят: «Напишите нам, как вы написали для Дианы Гурцкой «Ты знаешь, мама». Я говорю: «Зачем вам вторая песня такая же? Давайте я вам другую напишу». — «Нет, мы хотим такую же». Я написал, конечно, такой текст, но второй он и есть второй.

Точно так же бывает, когда  кто-то нашел музыкальный ход, и все начинают его копировать. Но всё равно, кто первый, тот и молодец. 

Читайте также:  Екатерина Рогова: моя "фишка" — раскрыть тембр голоса у солиста

От песен к мюзиклам

— Вы перешли на мюзиклы: пишете и ставите. Работаете с разными композиторами. Вы пишете для взрослой публики? Или есть у вас детские мюзиклы?

— И детские есть. К этому Новому году в Омском драмтеатре поставят «Кота в сапогах», которого мы написали с Егором Шашиным. Это уже 26-й театр, который будет  наш мюзикл ставить. Я написал порядка 12-15 детских мюзиклов. Там есть и версия спектакля, которую можно использовать в Новый год, а потом адаптировать к обычному театральному сезону.

— Мюзиклы пишутся под заказ или просто на удачу?

— Я сначала выбираю тему, пишу либретто, потом предлагаю композитору: нравится не нравится. Сейчас уже  стали появляться заказы непосредственно от театров. Недавно я писал инсценировку для Рыбинского театра «12 стульев». Получился сумасшедший спектакль. Писал мюзиклы по заказам театров по Тургеневу:

  • «Ася»,
  • «Первая любовь».

— А были случаи, когда вы смотрите свой спектакль, и не нравится, как поют артисты?

— Бывает. Иногда в театр звонишь: «Хочу предложить вам мюзикл» — «А у нас артисты не поют». Ну как они учились тогда, скажите мне? Это всё должно входить в театральную программу: петь, танцевать, уметь двигаться. Но бывает, что поют мимо нот. Если театры знают, что актёр недопевает, то делают фонограмму. Он хороший актёр, но нет голоса. Кроме того, во многих мюзиклах используются фонограммы — обычно общие хоровые номера.

— Что вы хотите сказать зрителям на прощание?

— Желаю всем здоровья. Время непростое, берегите себя. Всё остальное приложится. Будет здоровье — будут желания и силы, чтобы воплощать эти желания.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:
Московский театр мюзикла представит свой первый детский спектакль «Чудеса и куралесы»
"А вы знаете свой самый главный грех? Уверены?"
В Москве покажут фестиваль американского кино
Хелен Миррен станет Екатериной Великой
Обнаружен тайник охранника царя Николая II
Стас Барецкий рассказал, кто сыграет главную роль в "Брате-3"
Золото скифов: что поставлено на карту для России и Украины - эксперты
В России введут контроль за просмотрами фильмов в интернете

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *