Пенсионная реформа: самоедство за счет «недожитков»

Фото: соцсети

Почему пенсионная реформа разрушит Россию? Есть ли в России рабочие места для несостоявшихся 17 миллионов пенсионеров? Какой может быть выход из кризиса? Об этом в главному редактору «Правды.Ру» Инне Новиковой рассказал депутат Государственной Думы от фракции «Справедливая Россия» Олег Шеин.

— Олег Алексеевич, тема наша столь же банальна, сколь актуальна и болезненна. Вся страна обсуждает только пенсионную реформу. И аргументы у ее горячих сторонников из числа власти и противников очень-очень весомые, появляются какие-то новые мнения, новые факторы, и общество бурлит все сильнее. Единой позиции, по крайней мере, в публичном пространстве нет. Что вы думаете по поводу пенсионной реформы?

— Мне кажется, в обществе единая позиция есть — весь народ, общество против. Но есть политические меньшинства, в данном случае представляемые «Единой Россией», которые выступают категорически «за». Причем, что очень показательно, эти политические меньшинства избегают всякой политической дискуссии.

Просто нет никаких площадок — на Первом канале и даже в какой-то маленькой студии — где бы представители «Единой России» не обсуждали бы эти их предложения с представителями профсоюзов, парламентской оппозиции или с кем-либо еще. Дискуссии никакой нет. И в августе ее не будет, поскольку парламент разъехался на каникулы вместе с работниками правительства. Дискуссия возможна только в сентябре, но она будет зависеть от реакции общества.

А весь смысл предложения сводится к тому, чтобы немножко поднять пенсии тем, кто до них дожил, за счет того, чтобы не дать пенсии тем, кто до нее не дожил. Нам говорят, что мы проиндексируем пенсии в следующем году не на четыре процента, а на семь, и дадим не 500 рублей, а 1000 за счет того, что миллион человек не получат пенсию — те, которые должны были ее получить в 19-м году. А в 20-м году еще два миллиона человек и т. д. Самоедская система.

Читайте также:  Пользователей WhatsApp скоро завалят рекламой

И мы хорошо понимаем, что когда пройдет пять-восемь лет и закончится период повышения пенсионного возраста, чтобы дальше таким же образом индексировать пенсии по этому же лекалу, необходимо будет еще разочек поднять пенсионный возраст, а потом еще разочек и еще разочек. В этом контексте крайне показательны заявления сторонников реформы, реформаторов о том, что люди могут жить 150-200 лет. Это говорит о том, что они всерьез задумались о перспективах общества.

— Они говорят (об этом говорил и президент), что проблема в том, что в 50-е годы на одного пенсионера было почти четверо работающих, а сейчас эта цифра снизилась до двух человек. Получается, что стало слишком много пенсионеров, поэтому работающие не успевают их кормить…

— Это вообще не проблема. Дело в том, что мы находимся в обществе, где меняется производительность труда. Сто лет назад, чтобы прокормить одного горожанина, нужно было девять крестьян — людей, работающих на земле. И поэтому социальная структура общества была такая, что 90 процентов людей жили в сельской местности и только одна десятая жила в городах, поскольку производительность труда была крайне низкая.

То же самое и здесь. Действительно, общество стареет в России и на планете в целом. Но производительность труда тоже растет. Только за последние 20 лет она выросла на 70 процентов. Как это можно сбрасывать со счетов?

Читайте также:  Оружие Победы: пистолет-пулемет Судаева

А когда мы говорим про демографическую нагрузку — это не соотношение между работающими и пенсионерами по возрасту. Демографическая нагрузка — это соотношение между работающими и неработающими. А неработающие — это не только пенсионеры, которые отработали, это также дети, подростки, инвалиды. И если мы откроем данные Росстата Российской Федерации, то увидим, что в 2018 году из 100 граждан России 55 работающих и 45 неработающих. В 36-м году, почти через 20 лет, будет 54 работающих и 46 неработающих.

Соотношение уменьшится всего на одного человека или один процент. Разве это большая разница, принципиальная? Нет, практически то же самое. Более того, мы должны понимать, что демографический разрыв есть, конечно: падает рождаемость, семьи стареют. Но нет необходимости суеты, нет нужды сейчас, высунув язык, принимать какие-то беглые решения.

У нас есть время, его достаточно немало для того, чтобы прибегнуть к системным шагам. Первый — это легализация занятости. Проблема Пенсионного фонда не в том, что у нас на одного пенсионера два работающих. Проблема Пенсионного фонда в том, что за этих двух работающих только в отношении одного регулярно отчисляются платежи в этот фонд.

Другой работник трудится неофициально, и его в такие условия поставили. Неофициальный труд очень невыгоден, и уволить легко. Значит, надо что сделать? Трудовые отношения между трудом и капиталом вытащить из тени. Это может повлиять на насыщение пенсионного фонда? Да. Механизмы есть, можем их обсудить. Но разве об этом идет разговор? Нет.

Читайте также:  Правительство задумалось об отмене очных занятий в вузах

Второй шаг — поощрение рождаемости. И примеры хорошие есть. Далеко не будем ходить, на заграницу смотреть. На острове Сахалин в год на полмиллиона населения выделяется пять миллиардов рублей для поощрения рождаемости, есть свои программы. Регион богатый, есть нефтянка и поэтому может позволить себе региональные программы.

В результате в Сахалинской области, где проживают почти одни русские, соответственно, очень гомогенное русское население, коэффициент рождаемости вырос с отметки в полтора до отметки 2,1. То есть с убыли до простого воспроизводства населения и даже чуть больше. Вырос в полтора раза. Почему не сделать тоже самое в Орле, Калуге, Вологде, Иванове?… Но на это надо давать деньги из федерального бюджета, и для этого надо брать деньги с крупного бизнеса.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

Автор пенсионной реформы считает народ «топливом»

Пенсионный раскол: из партии Кремля побежали лидеры

Опровергнуты все аргументы сторонников пенсионной реформы

Это всё придумал Бисмарк: как Госдума приняла «проклятый» закон

Пенсионеров начали «вязать» за протест против пенсионной реформы

Как власть лжет о пенсионной реформе

Куда власть дела пенсионные накопления?

Пенсионная реформа: путь без четкой траектории движения

Все равно не доживем? Пенсионный фонд предлагают закрыть

Пенсионный фонд выходит на борьбу с пенсионерами?

Зреет бунт: 89% россиян возмущены пенсионной реформой

«Они живут, а мы выживаем»: народ высказал мнения о власти и пенсии

На пенсии «денег нет, но вы держитесь»…

Можно повышать!: Bloomberg назвал Россию страной с дешевым бензином

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *