Машины начинают войну: гибель Ан-148 как антиутопия

Фото: пресс‐служба МЧС России

Когда-то военный летчик Григорий Друговейко объяснял «Правде.Ру», что современный пилот управляет не самолетом, а компьютером (который, в свою очередь, управляет самолетом). Но если компьютер вдруг «сошел с ума» и начал выдавать неправильные команды, требуются старые навыки — штурвал-педаль-газ. Но летчики уже привыкли работать с компьютером, а по-старому не очень умеют, отвыкли. И вот тогда они могут совершать фатальные ошибки.

Своими мыслями о том, насколько всё далеко зашло, и не слишком ли беспечно мы полагаемся на компьютеры — не только в управлении самолетами, с «Правдой.Ру» поделился политолог и публицист Леонид Крутаков.

— Я не знаю, что произошло в случае с Ан-148. По поводу самой трагедии, цифровизации или компьютеризации, я согласен. Потому что чем больше мы доверяем технике и цифровым технологиям, тем меньше мы оставляем шансов и возможностей и компетенций для человека вмешаться.

— Для человеческого фактора, для ошибки.

— Да, с одной стороны — для ошибки. С другой стороны, люди атрофируются, как сказал ваш пилот. У нас уже много произошло. Я не большой специалист в авиации, но у жены брат летчик, и отец всю жизнь в авиации был, и было время, когда много штурманов переучилось на пилотов.

Читайте также:  "Сделаю классно": Шнуров рассказал, зачем пошел в политику

Пилот — это, прежде всего, конечно, опыт и ничего другого. Это навыки, это рефлексы, это часы налетные, это экстремальные ситуации, из которых он учится выходить. Если этого нет, если он действительно заходит, садится за столик, нажимает кнопочки, и единственное, что ему надо — это следить за этими кнопочками и приборчиками, — то, конечно, в нештатных ситуациях техника, во-первых, не умеет оперативно реагировать, а во-вторых, рано или поздно ее ресурс вырабатывается, и даже железо ломается.

Поэтому при возникновении нештатных ситуаций, погодных, форс-мажорных, или когда что-то с прибором, единственный, кто может выручить, — только человек. А если у него утеряны компетенция и навыки, то, конечно, он неадекватен в таких ситуациях. И происходят катастрофы.

Как явление — это ведь угроза не только по пилотам. Представьте: атомная электростанция, где все приборы хорошо работают. А если блэкаут какой-то, электричество отключается? Да, там есть автономные какие-то источники питания, но если они не сработали? Кто может спасти от катастрофы?

Довериться машинам — это же антиутопия. Все фантастические фильмы — Скайнет (искусственный интеллект из фильмов о Терминаторе — прим. ред.), машины начинают войну, «Матрица» -мы вступаем в какой-то мир антиутопии, и это сознательно превращается в какую-то бешеную рекламную кампанию. И никто не оценивает цифровой мир с точки зрения угроз и безопасности.

Читайте также:  Неизвестный благотворитель перевел 50 млн рублей на лечение малышки

В Джакарте были теракты, когда боевики использовали интернет и гугл-карты для синхронизации своих действий. Во всех отчетах американских спецслужб и аналитиков значится, что сетевые службы, развитие сетевых коммуникаций увеличивают возможности и шансы для террористов.

Но при этом с точки зрения безопасности как с этим бороться, никто не говорит. Говорят об одних преимуществах нового мира. Никому не хочется останавливать прогресс.

У нас был в гостях Игорь Вайсбурд из израильской авиакомпании El Al, которая официально признана самой безопасной в мире. Он рассказывал, как серьезно готовят пилотов не только к террористическим угрозам, но и к любым экстремальным ситуациям, самым невероятным, которых, кажется, просто никогда не может возникнуть. Но это, конечно, дорого.

— То, что у нас фактически компьютеризируется и цифровизуется вся деятельность, не означает, что человек должен расслабляться, наоборот — тот человек, который является конечной точкой принятия решения в случае форс-мажора, должен быть еще более тренированным, еще более обученным. Вот, собственно, подход израильтян. Он не только в этом.

Если вы когда-нибудь летали в Израиль и проходили контроль их службы безопасности, вы понимаете, как они работают. Там нет халявы, там нет «авось», там нет «как бы ни было», там все строго. Потому что люди знают, что безопасность для человека — это основное. Если нет контура безопасности, жизнь человека превращается в ад, сколько бы денег у него ни было.

Читайте также:  На курорте "Роза Хутор" встретили 10-миллионного гостя

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовила Ольга Лазарева

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:
Похожие новости:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *